Человек красоты и величия духа. Александр Херсонов.

В  феврале 2018 году исполнилось   120 лет  со дня рождения Рихарда  Яковлевича Рудзитиса.

Сердце, устремлённое к Утру.

Познакомимся  с  жизнью и творчеством  выдающегося сподвижника семьи Н.К.Рериха , затем ,  обозначив  знания микрокосма рождения , проведём «сверку»  тайного и явного  судьбы видного поэта, философа и общественного деятеля.

 Из энциклопедии «Википедия»:

Рудзитис Рихард Яковлевич (латыш. Rihards Rudzītis; 19 февраля 1898, Меллужи, — 5 ноября 1960, Рига)

«Рихард Рудзитис родился 19 февраля 1898 года в посёлке Меллужи, в крестьянской семье.  В 1920 году Рихард Яковлевич начинает учиться на философском факультете Латвийского университета. В этот же университет на химический факультет поступила и Вера Лединь, девушка которую он, ещё учась в гимназии, случайно встретил на теплоходе. Это была его первая юношеская влюбленность. Как Рудзитис позже запишет в своем дневнике, «он жил любовью, которая вдали, жил мечтой о любви». Ей же он дарил и свои стихи: такие его произведения, как «В колыбели Вселенной», «В звездных сферах», «Зов», «Расширяясь» и другие стали своеобразным подношением его Прекрасной Даме.

В апреле 1920 года перешёл на должность корректора в газете «Латвияс Карейвис». Однако уже в октябре в связи с сокращением штата отдела информации газеты он был переведён в Государственную библиотеку Латвии с более жестким графиком работы. Не оставлял Рихард Яковлевич и литературное поприще: писал рецензии, статьи для печати, стихи, делал переводы, составлял поэтические антологии. В 1922 году вышел его первый сборник поэзии «Песни человека». Через год увидела свет брошюра, посвященная творчеству Р. Тагора «Солнечная культура». На плодоносной почве книжных собраний Латвийской библиотеки бережно собирает он поэтическую антологию «Святилище», изданную в 1925 году. В 1927 г. публикуются переводы древнегреческой поэзии Сафо, Алкея, Мелеагра, Гомера «Мелодии пчел».

 Путешествие пилигрима.

Откроем «Путешествие пилигрима» Рудзитиса, где подчеркнём места, наиболее ярко указывающие на уникальный мир писателя.

В Яунпилсе и Добеле .

«Июньская ночь! Какую сладкую, чудесную власть имеют твои объятия. Цветут деревья, трава, цветёт душа, цветёт кровь. От каждой пылинки поднимается тоска по цветению. Брожу по Яунпилскому парку вдоль обрыва речки, и мне кажется, что меня нежно несут крылатые руки. Под могучей сенью деревьев так вечно, так блаженно робко. Ночная тишина пламенем расцветает во мне. Каждую клеточку накаливает, очищает и перерождает. Душа улетает из телесной скованности как птица из гнезда, ныряет в сладкую тьму жизни, тоскует, горит, моляще зовёт…

Как жизнь превращает человека. Хотя близко к природе, он всё же забывает смотреть на всё глазами природы. Он всё может воспринимать лишь с точки зрения своей узкой жизни. Как мало людей, с которыми можно стать как ребёнок, прост, свободен и бесконечно правдив. Это молодёжь, с которой можно поговорить обо всём, что на сердце. Это деревенские девушки, полные невыраженных мечтаний, тоски, красоты. Некоторые – как росистый цветок, как листок, на котором скопилась чистая дождевая вода. Она любит ходить одна в цветущие ночи по краю ручья, по рощам, по лугам, рвать цветы, плести их в веночек, босые ноги омыть в утренней росе; и нести свои мечты, хранимые глубоко в сердце, как святыню, которую ни день, ни ночь не имеют права знать. И эти мечты столь белые, чистосердечные, сказочные. Нежданно-негаданно, однажды придёт Он, Сильный, Красивый, возьмёт её в свои чудные руки, поднимет в своей любви между беспредельностью и землёй. Она не знает, кому она верит, но она верит всем своим существом, её мечтаниям нет границ, они цветут как сад, где гуляет солнце и рои пчёл. Она чувствует себя столь одинокой, и ночь для неё единственный, самый близкий друг, и это только ночь слышит, о ком она так тоскует, имя которого у неё на губах».

О самом сокровенном.

Ознакомившись с «Путешествием пилигрима»,  должен признаться, что ничего подобного по силе воздействия  ранее не встречал ни у одного классика художественной литературы. Проза Рудзитиса —  это предельно откровенное , доверительное повествование. Это разговор с невидимым задушевным другом.  Это  проза-исповедь, когда речь заходит о самом сокровенном, о чём можно поведать только  близкому человеку , «второму Я». Нечто подобное  встречалось автору в  отдельных  произведениях Паустовского,  Гейне, Рильке, Гёте… Рудзитис «прост как ребёнок», но это не  простота, что «хуже воровства». Это  великая простота истины , простота незаурядного  философа и знатока Природы,   представляющего не себя в Природе, а  Природу в себе.  Стихия Рудзитиса  поистине  универсальна. Это причудливая, однородная , одномоментная   смесь   всех стихий природы: огня, земли, воды , воздуха.  Природу Рудзитис  чувствует и понимает как никто другой  . Он легко и просто, как с давними друзьями, общается  с деревьями  и водами,   горами и облаками, пламенем костра и дорогами, со всеми могучими  стихиями планеты Земля.  Причина, столь редкого дара?  Чувствознание, богатые накопления прошлых жизней, наполнившие кармическую чашу.  Душа Рудзитиса цветёт в унисон цветению Природы.  Рудзитис —   часть Природы,   её мыслящая  часть, её  вершина.  В мире людей это явление редкое.

Как  и  всякий  законный владелец  подлинного богатства,  Рудзитис щедр и бескорыстен: сколько не давай человечеству, меньше у него  не становится. При этом Рудзитис искренне  сожалеет, что многие люди лишены   данного  Природой дара. Рудзитис – мечтатель , но   мечтатель-реалист, не вымаливающий у жизни невозможного,  но желающий и даже требующий  для себя редкого,  подлинного, настоящего. О чём люди, живущие с ним рядом,  не догадываются… Душа Рудзитиса жаждет полёта, томится полётом к неизведанному, сокровенному. Полётом к подлинной красоте мира , Космоса, Вселенной.

При этом Рудзитис — человек , как и  многие другие,  сожалеет. О чём же ?  О своём. О  том,  что вокруг  до обидного мало людей с  талантом  непосредственного восприятия мира, и полно людей   утративших первозданное   ощущение Природы. Рудзитис  сожалеет о том, «как мало людей, с которыми можно стать как ребёнок, прост, свободен и бесконечно правдив».

И всё же, не  преувеличивает ли  автор,  делая  явный акцент на затаённый , колоритный и восторженный  гимн Рудзитиса красоте и величию Природы? Нет, не преувеличивает. Судя, по содержанию письма Е.И. Рерих к Рудзитису: «Считаю, что книга эта не только полезна, но именно необходима… Ваше чувство красоты и присущая северным народам чистота восприятия уловит тончайшие тона и звучание Разума Света, окружающего Обитель Всеобъемлющего сердца. Вы сумеете сочетать торжественность и мощь с нежнейшими оттенками. Мы доверяем Вашему чутью, Вашему сердцу, вашему устремлению к Вершинам прекрасного».

Цитируемое письмо вынесено издателями книги  «Братство Грааля» на обложку. С  изучением «Братства Грааля»  в сознание автора этих строк и  вошло имя   «Рихард Рудзитис».

Поиски истины   и…  спутницы жизни.

«Благодаря знанию языков Рудзитис получил возможность ознакомления с трудами многих восточных философов, которые расширили область его религиозно-философских исканий. В конце 1929 — начале 1930 гг. Рихард активно посещает собрания кружка Учения Живой Этики у Феликса Лукина, общество кришнамуртистов, занятия последователей движения Донова.

16 сентября 1930 года он подписал устав Общества друзей Музея Рериха. В 1931 году Рудзитис успешно сдал экзамены и окончил философский факультет Латвийского университета. Свою дипломную работу он посвятил вопросам красоты, религии, добра и их взаимосвязи».

В марте 1922 года по случаю выхода сборника стихов «Песни человека» Рудзитис неожиданно получил три розы от своих знакомых, среди которых была начинающая актриса Элла Страздынь. «Роковой день!» — написал он позднее в своем дневнике. Элла стала именно тем человеком, с которым по образному выражению Рихарда Яковлевича можно «взбираться в горы», идти спокойно ясной дорогой, каким бы ни стал весь мир». Они поженились в ноябре 1926 года, и Элла Рейнгольдовна, оставив сцену, стала его поддержкой и вдохновением на тридцать с лишним лет. Ей он посвятил вышедший в 1933 г. сборник «Прекрасной душе».

Фиалки Рихарда Рудзитиса.

Итак, заглянем в тайный, трансцендентный мир писателя и философа, чтобы  попытаться  найти отражение микрокосма в реалиях жизни и творчества. Проведём исследование гороскопа рождения Р.Я. Рудзитиса, рождённого 19 февраля 1898 года в посёлке Меллуджи (Юрмала), под Ригой .

Символический гороскоп, составленный на полдень указанного дня, выявляет следующие важнейшие «точки»  микрокосма: Солнце – 1 градус Рыб, Момент рождения (АСЦ) – 9 градусов Рака, сфера Сотрудничества – 9 градусов Козерога, Слава и репутация (МС) – 27 градусов Водолея, место жительства – 27 градусов Льва.

Ясновидческая картина жизненной и творческой энергии, а именно положения Солнца , представляется следующей: «На людном рынке фермеры и посредники предлагают разнообразные продукты». Обозначенный символ  даёт возможность  предположить, что  основой психической энергии Рудзитиса  является «процесс смешения и обмена, который на всех уровнях демонстрирует здоровье общества». Такова трактовка картины-символа психоаналитика Дэйна Радьяра.  Кроме того, означающая «конструктивное взаимодействие и взаимообмен продуктов социальной деятельности». Заметим,  убедительно проявленный Рудзитисом на посту   руководителя Латвийского общества Рериха.

Определимся с  особенностью картины-символа  Момента рождения: «Маленькая голая девочка нагнулась над прудом, пытаясь поймать рыбку». Напомню читателю, что  обнаруженная картина-символ имеет отношение к Моменту рождения Е.И.Рерих (9 градус  Рака).  Этим обстоятельством  объясняется многое. Например,   как восторженно  и проникновенно воспринимала Е.И.Рерих  особенность творчества поэта и философа Рудзитиса. По закону Природы «родное,  принимает родное».

Как и в случае рождения Е.И.Рерих, психоаналитик усматривает в картине-символе рождения Рудзитиса  «первый наивный поиск знаний и вечно ускользающего понимания жизни»,   когда «невинный спонтанный ум ещё не облачённый в культурные паттерны и не ограниченный запретами, стремится удовлетворить своё любопытство по поводу того, что кажется таинственным и ускользающим».

Итак, притяжение тайны и бесконечного изменения бытия… Обозначенное выше  убедительно подтверждает  природу творчество Рудзитиса: «Под могучей сенью деревьев так вечно, так блаженно робко. Ночная тишина пламенем расцветает во мне. Каждую клеточку накаливает, очищает и перерождает. Душа улетает из телесной скованности как птица из гнезда, ныряет в сладкую тьму жизни, тоскует, горит, моляще зовёт…».

Перед нами   пример «чистоты понимания» Природы, с его «ценностью простого обращения чистого и необусловленного ума к наиболее элементарному опыту, которое предлагает нам естественная жизнь».

Обратимся к картине «Славы и репутации» писателя-философа: «Античная керамическая ваза со свежими фиалками». Согласитесь, лучшего образа для  Репутации  поэта и философа Рудзитиса   придумать невозможно. О чём идёт речь? О «значении традиционных умений и искусства, глубоко коренящихся в человеческих инстинктах и чувствах, как опоры для наиболее подлинных чувств человека». Картина-символ  «представляет сдержанную и простую любовь к природной красоте». Существенно пояснение  психоаналитика: «Фиалки обычно считаются символом искренности и скромности – ценностей подлинной человечности, как считалось в далёком прошлом!».  Отсюда следует безусловный вывод:  поэт Рудзитис – человек утончённых, первозданных чувств. И эту безусловность  прозорливо отметила  Е.И.Рерих: «Вы сумеете сочетать торжественность и мощь с нежнейшими оттенками…».

Далее перед нами разворачивается  удивительная картина «Сотрудничества» Р. Рудзитиса, на которой изображён «Ангел, несущий арфу» (9 градус Козерога). О  картине-символе  Дэйном Радьяром сказано следующее: «Это откровение духовного значения и цели в сердцевине любой жизненной ситуации».

При этом  даётся  следующее пояснение : «Картина показывает, что «небеса с нами». Всё, что нам остаётся – быть откровенными и слушать полную гармонию жизни, в которой мы играем роль, необходимую для полноты и значения целого». К сказанному следует добавить: быть откровенными и слушать полную гармонию жизни, как это умел делать Рудзитис.

Остаётся взглянуть на последнюю, завораживающую картину места жительства писателя и философа: «Сияние зари на восточном небе». Это символ дома, рабочего кабинета поэта и философа.   Заря, восход Солнца…Однако,  почему именно на восточном небе? Не потому ли, что «благодаря знанию языков Рудзитис получил возможность ознакомления с трудами многих восточных философов, которые расширили область его религиозно-философских исканий»? Итак,  в доме подчёркнуто сияние знания Востока, которым Рудзитис владел в полной мере. Глубинная суть картины-символа  видится в «волнующем вызове новых возможностей на пороге нового цикла».

Из комментария Дэйна Радьяра следует: «Каждый день имеет свой рассвет, который нужно встретить с чистым сердцем и ясным умом. Ключевое слово здесь – освещение».

Деятельность в Латвийском рериховском обществе.

«Около 1932 года Рихард Яковлевич начал принимать самое активное участие в издательской работе Общества. Много своих сил и времени вложил он в издание книг «Агни-Йога», «Знамя Преподобного Сергия Радонежского», «Задачи женщины новой эпохи», репродукций картин Н. К. Рериха. При этом он продолжал делать переводы книг Учения Живой Этики, осматривал массу корректур. Была ему поручена и продажа книг, что неизменно вызывало у Рудзитиса много затруднений, и было почти несовместимо с особенностями его натуры, но он старался воспринимать его как способ закалки своего характера и практической деятельности. В это же время он подготовил для печати поэтическую антологию, посвященную матери («Книга о Матери»), которая вышла в марте 1932 года.

В 1933 году жизнь у Рихарда Яковлевича родилась дочь Гунта. В марте 1934 года после тяжёлой болезни ушел из жизни председатель Общества Феликс Денисович Лукин. Его место занял Карл Стуре, а на Рудзитиса легли дополнительные организационные обязанности. В это время Рудзитис подготовил поэтическую антологию «Красота духа», сборник эссе о европейских деятелях культуры «Мыслители и воители», завершил книгу о Р. Тагоре, перевёл очередную книгу Учения Живой Этики — «Иерархия». Рихард Яковлевич неоднократно торопил типографии с набором текстов, тщательно выбирал шрифты, бумагу, следил за качеством печати и оформлением, исправлял ошибки и огрехи печати. Получив разрешение на свое издательство «Красота утра», Рихард Яковлевич выпустил в нем монографию «Николай Рерих — водитель Культуры» (1935 г.) с репродукциями картин Н. К. Рериха и переводами его стихов, книги Учения Живой Этики «Мир Огненный» и «Иерархия». В 1936 году выходят третья часть «Мира Огненного» и «Община». В июле Рижская префектура дала разрешение на регистрацию издательства «Угунс» (по-латв. огонь), где вскоре увидели свет книга Учения Живой Этики «Аум», книга Рудзитиса «Сознание Красоты спасет», сборники очерков Н. К. Рериха «Врата в будущее» и «Нерушимое».

В ходе временного организационного разлада на годовом собрании Общества в 1936 году Карл Стуре ушел с поста председателя. Избранное правление назначило на его место Рихарда Яковлевича. С этого момента новые обязанности и стремление отдать Обществу свои лучшие проявления отнимают все силы Рудзитиса».

На посту Председателя Латвийского рериховского общества.

«В январе 1937 года родилась его вторая дочь Илзе. Радость от прихода нового «гостя Горнего Мира», как он поэтично называл своих дочерей, принесла свои прекрасные плоды: был подготовлен и опубликован сборник «Свет сердца» о Ф. Д. Лукине, издана «Тайная Доктрина» Е. П. Блаватской, книги Учения Живой Этики «Надземное» и «Братство». Вообще , этот год был ознаменован широкой деятельностью вверенного Рудзитису Общества. К запланированной на апрель конференции стран Балтии Рихард Яковлевич предложил всем обществам Рериха в Балтийский странах действовать совместно и подать своим министрам иностранных дел меморандум на языке своих государств вместе с подписями общественных деятелей, отметив в конце документа, что и в других государствах подобные предложения подписаны, а на самой конференции вручить копию меморандума на французском языке, подписанную всеми тремя обществами, приложив копии отдельных предложений. В сборе подписей общественных и культурных деятелей сам Рудзитис принял активнейшее участие.

Много трудов было положено и в организацию в октябре 1937 года посвященного 50-летию деятельности Н. К. Рериха съезда рериховских обществ Балтийских стран с открытием в Риге музея художника. Помимо приобретения и развешивания картин, подготовки каталогов и прочих хлопот необходимо было преодолевать ещё и бюрократические препятствия. При этом, даже получив разрешение на проведение мероприятия, его участники должны были терпеть присутствие членов политического Управления. Рефераты, тезисы, поздравления и приветствия участников съезда были собраны впоследствии в «Золотую книгу». Конец 30-х годов был наполнен для Рихарда Яковлевича борьбой и глубокими переживаниями от любого диссонанса в отношениях между членами Общества. Он занимался перерегистрацией Общества, что в условиях неоднозначного отношения правительственных кругов Латвии к личности Н. К. Рериха было делом непростым. После неоднократного посещения кабинетов чиновников разных ведомств, споров и убеждений разрешение на перерегистрацию, наконец, было дано. В феврале 1939 года Рудзитис получил его новый устав. Высокой нотой среди этого напряжения звучит собранная им антология песен «Благословение любви». Настоящим благословением для Рихарда Яковлевича стало и появление на свет его третьей дочери Марите. Со всей отдачей он продолжал заниматься пополнением коллекции открытого Музея, выпустил монографию о Н. К. Рерихе со статьями В. Иванова и Э. Голлербаха. Наконец, появились в Обществе и способные люди, которым Рудзитис смог передать издательские вопросы, больше посвящая себя философским вопросам и творчеству. Осенью 1939 года в Латвии к власти пришло коммунистическое правительство. Из-за отношения к Советскому государству и новому правительству в Обществе возникают некоторые разногласия, меняется правление. В августе 1940 года выходит указ о закрытии общественных организаций, на основании которого ликвидируются Общество и музей Рериха, картины передаются в художественный музей, Знамя Мира — Историческому музею, книги и документы правления — Государственному архиву. Часть наиболее ценного имущества членам Общества позволили заменить другим, часть, в основном книги, — выкупить. Рихард Яковлевич успел спасти и спрятать всю переписку и личные документы, часть уничтожил, опасаясь обысков. Трудно обстояли дела и с основной работой — в Государственной библиотеке. Его избирали в многочисленные комиссии, которые, по его мнению, не облегчали, а скорее мешали и запутывали творческую работу учреждения».

Ответ тому, кто «сомневался» в Рудзитисе.

Увы,  даже среди близких по духу сотрудников Е.И.Рерих  происходили  опасные заблуждения в отношении оценки качеств  своих же товарищей , примером чему служит следующее письмо:

Е.И.Рерих – А.М.Асееву 27 ноября 1937 г.

«Дорогой Александр Михайлович, отвечаю на два Ваших письма от 1 и 28 октября. Приводимая Вами выдержка из письма А.И.Клизовского весьма огорчила меня. Рихард Яковлевич пользуется нашим полным доверием уже потому, что он был назван Великим Владыкой духовным наследником Феликса Денисовича. Будучи весьма культурным человеком и тонким поэтом, Рихард Яковлевич обладает и многими качествами, необходимыми на пути Служения, и одним из редчайших, именно умением охранить доверенное при житейском такте. Все мероприятия Рихарда Яковлевича получали Одобрение, ибо они были продиктованы пониманием времени и обстоятельств и свидетельствовали о его неусыпном дозоре…

Справедливости ради, следует отметить, что за время председательства Рихарда Яковлевича общество проявило необычную деятельность и подняло большое дело. Каждое предложение, каждая мера и соображение, высказываемые Рихардом Яковлевичем, всегда обоснованы и доказывают понимание им принятой на себя ответственности.

…Разве не на русском языке издают они книги? Разве не русское имя почитается ими? Разве не 90 процентов всех выступлений происходят на русском языке? Так явим справедливость. Именно, соотношение сил в Рижском Обществе нам известно и мы желаем одного: чтобы иерархическое начало Рихарда Яковлевича было принято и нашими соотечественниками. Неоднократно я имела радость переслать Рихарду Яковлевичу Слова Одобрения и знаки Доверия». (Том 5, письмо № 107.)

« Сороковые, роковые».

 «В 1941 году Вторая мировая война дошла и до Риги, поразив утонченную поэтическую душу Рудзитиса «жестокостью, граничащей с безумием». При обстрелах Риги, просидев три дня в бомбоубежище, он с ужасом смотрел, как горит город, и пожар угрожает зданиям его библиотеки. При перерыве в стрельбе он на свой страх и риск вышел из укрытия, чтобы забрать спрятанный в библиотеке пакет с рукописями и другими бумагами. С тем же мужеством отчаяния пытался он узнать у новых властей судьбу картин Н. К. Рериха и по возможности вернуть их, как принадлежащих авторам. В апреле 1943 года 42 картины были перевезены в Межапарк в дом бывшего члена Общества Мильды Рекстынь. Осенью 1943 года им вернули ещё четыре картины. С осени же в доме Рудзитисов начали собираться друзья, читались доклады, выписки из Учения Живой Этики, давались импровизированные концерты. При этом Рихард Яковлевич много работал и читал: из Германии он выписал около 60 книг о научных вопросах, подвижниках и выдающихся личностях: (Оригене, Сен-Жермене, Акбаре, Конфуции, Платоне и др.). В этот период им были написаны очерки об Аспазии и Перикле, о перевоплощении («Века»), начали подбираться материалы для детской книги. Переписывался и совершенствовался его Magnum opus — «Братство Святого Грааля», который он начал писать ещё в декабре 1935 года. В трудах над любимым детищем прошли 1947 и 1948 годы. Творчество было его спасением среди нелепостей и напряжений перестройки общественной жизни на советский лад. Новые власти запретили его книги «Прекрасной душе», «Николай Рерих — Водитель Культуры», «Записки пилигрима» и др. И как оказалось, это было только начало».

В лагерях ГУЛАГа.

«18 апреля 1948 года в Межапарке Рихард Яковлевич был арестован. Его ценная многотысячная библиотека была вывезена и уничтожена, только несколько любимых книг его дочери Гунте удалось спасти. Также чудом сохранились дневники и рукописи, которые Рудзитис спрятал на чердаке родительского дома. Следствие было крайне тяжелым, с применением насилия. Но врагом народа Рихард Яковлевич себя не признал.

Особым совещанием он был осужден по статье 58.10 ч. 1, 2 на 10 лет заключения в лагере строгого режима в Коми АССР . По дороге к месту заключения в Инту Рудзитис попал в лазарет, а затем с диагнозом «сердечная недостаточность» в мужской инвалидный лагерь в Абези. Сначала он работал на общих началах и даже после заключения врачебной комиссии о переводе в бригаду «индивидуального труда» не сразу смог перейти к более легким работам. Все это требовало от него крайнего физического и нервного напряжения. Вообще в лагере он чувствовал себя как в горниле, где переплавляются и испытываются все его качества. В условиях разложения и беспросветности лагерного существования Рихард Рудзитис сохранял присутствие духа и внутреннюю торжественность, стараясь хотя бы в письмах поддержать свою семью — через год, в 1949-м арестовали его жену Эллу. Светом творчества и стремления хоть как-то украсить жизнь других была наполнена его жизнь. В пламенном желании учиться и познавать он просил присылать книги о культуре, науке, искусстве, этике — самые дешевые, чтобы не обременять родных. Собирал газетные вырезки и щедро делился с духовно изголодавшимися солагерниками. Химическим карандашом на кусочках ткани писал свои откровения сердца — эссе и стихи, которые чтобы сохранить подшивал на подкладку одежды. Творил он и в московской тюрьме, куда был доставлен для пересмотра его дела в 1954 году. После смерти Сталина 58 статья была отменена, и Рудзитис смог вернуться домой. Здесь он первым делом стал хлопотать о реабилитации других рериховцев. Вскоре освободили и его спутницу жизни».

Последние годы.

«После возвращения Рихард Яковлевич уже не мог вернуться на свою прежнюю работу в библиотеку, и лишь время от времени делал переводы научных и литературных произведений.

 1957 год принес ему столь долгожданную встречу с Ю. Н. Рерихом, вернувшимся в СССР из Индии. Много раз Рудзитис потом ещё приезжал в Москву ради таких встреч. Одна из них была особо торжественной — 12 апреля 1958 года открылась в Москве выставка Н. К. Рериха, и более 10 картин для неё были получены из Риги. Всё это будто придало ему новые силы. Он много работал, преодолевая недомогания и плохое самочувствие: готовил рукописи: «Братство Святого Грааля», «На горе судьбы», «Миссия поэта», «Воин Грааля», «Матерь Агни-Йоги», «Бессмертные Лики» и «Построим гору», собирал разрозненные стихи, написанные с 1930-х по 1940-е годы в сборник «Огненные крылья», правил своё «Введение в Живую Этику».

В январе 1959 года он по рекомендации Ю. Н. Рериха спешно написал очерк «Космические струны в творчестве Николая Рериха». Подготовил и сборник для детей, написанный ещё в лагере — «По солнечной тропе». Его перевели на русский язык, и он разошёлся во множестве самиздатовских списков. Интенсивно работал Рихард Яковлевич и над своими «Введением в Живую Этику» и «Психической энергией — путеводной звездой человечества».

Тяжело восприняв смерть Юрия Рериха в мае 1960 года, Рудзитис ушёл из жизни 5 ноября 1960 года в возрасте 62 лет. Рихард Рудзитис был похоронен на Лесном кладбище, а на надгробии, сделанном по эскизу его друга Л. Цесюлевича, высечена надпись «Сердце, стремись к Утру».

 

   Памятник на могиле Р. Я. Рудзитиса.

 

 

About Александр Херсонов

View all posts by Александр Херсонов →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *