Гипатия (Ипатия)

 

На рубеже V века гордостью Александрии стала первая в истории женщина — ученый, философ, математик, астроном Гипатия (370 — 415 г.) Её отцом был Теон – известный математик, астроном и механик того времени. Недалеко от их дома находилась известная Александрийская библиотека. С самого раннего детства девочка увлечённо слушала своего мудрого отца, который учил её старшего брата, впитывая знания, как губка, и очень скоро блестяще решала те задачи, которые её брату были не под силу. Девочка отличалась удивительной сообразительностью и, что было особенно редкостным, обнаруживала незаурядные способности к механике. Она подолгу смотрела, как работают ремесленники. Подражая Теону, мастерила несложные инструменты, нужные для астрономических наблюдений. Благодаря её выдающимся научным трудам, слава о Гипатии распространилась далеко за пределы Александрии. Её называли умнейшей, скромнейшей и лучшей из философов. За книгами древних философов Гипатия провела многие годы. Широта интересов, удивительная работоспособность, острота ума, глубокое понимание Платона и Аристотеля снискали ей уважение профессоров Мусейона. Она была еще очень молода, когда у нее появились первые ученики. Гипатия отличалась необыкновенной красотой, но вместо обычной одежды молодой девушки она стала носить темный плащ философа.

Ипатия Александрийская. Фаюмский портрет, Египет

Тем временем миролюбивое христианство в Александрии боролось с язычеством. Был разрушен и разграблен прекраснейший языческий храм – Серапетум, и «заодно», находившаяся неподалеку Александрийская библиотека. Испуганный Теон запер свою дочь в доме, чтобы она не поспешила на бесполезную защиту обители знаний. Гипатия рыдала несколько дней подряд и долго не могла вернуться к обычной жизни. Она очень долго носила траур, а когда сняла его, ушла в науку так, как другие уходят в монастырь, целиком и полностью посвятив себя математике, астрономии, механике, философии. Кроме научных трудов занималась Гипатия, как и раньше, преподаванием. Послушать её лекции стекались всё новые и новые ученики. После разгрома Серапеума многие ведущие ученые навсегда покинули Александрию. Но Теон с дочерью остались. Ссылаться на пословицу «Родина там, где хорошо» позволительно меняле, а не учёному. Настоящий учёный не покинет родину в годину испытаний.
Школа Теона и Гипатии продолжала работать. Гипатия достигла совершенства в трудном искусстве наблюдения за звёздами. Она не только развивала идеи великого астронома и математика Клавдия Птолемея, многолетние наблюдения позволили ей внести в его труд ряд поправок. Она составила более точные астрономические таблицы. Дочь превзошла отца в астрономии. Слава Гипатии затмила славу Теона.

Гипатия поражала своей разносторонностью. Её широко прославило преподавание философии и математики. Однако с не меньшим блеском читала она о Гомере или о греческих трагиках. Превосходно знала Гипатия и книги христианских писателей. Один из её любимых учеников, Синезий, епископ Птолемаиды, не решался выпустить в свет свой богословский труд без одобрения Гипатии. В школе Гипатии занимались выходцы из разных стран. Рядом с христианами сидели язычники. Бывших её учеников можно было встретить и на епископской кафедре и при дворе в Константинополе. Слушать Гипатию было одно наслаждение. Посещать дом Гипатии вошло в моду. Вокруг неё собирался весь цвет учёной Александрии, сам префект Александрии Орест (христианин) нередко бывал её гостем.

Новому епископу Александрии, Кириллу, слава мудрейшей не давала покоя. Язычница! Женщина! Гений! Будучи сам человеком не очень умным (хоть и плодотворно пишущим), он предпочёл силой справиться с той, с кем не смог бы справиться словом. Кирилл натравил религиозных фанатиков на «соперницу». Гипатию затащили в христианский храм и там до смерти побили камнями. Останки сожгли на костре. Её ученики покинули город или были убиты. Александрия, как научный и культурный центр перестала существовать. Кирилл же всю оставшуюся жизнь посвятил «изъятию из оборота» научных трудов талантливой женщины. Он в этом преуспел. Практически ни одного сочинения Гипатии не дошло до наших дней. Но её слава, мудрейшей из мудрых, преодолела многовековые барьеры и мы знаем, что она была. Гипатии к моменту гибели, по самым скромным подсчетам, было около пятидесяти лет.

Слава Гипатии была слишком громкой, и не так-то просто было изобразить эту замечательную женщину исчадием ада. Церковь предпочла иной путь. Гипатию сделали чуть ли не христианской мученицей. В «Житии святого Кирилла Александрийского» все выглядит уже так: «В Александрии проживала одна девица, по имени Гипатия, дочь философа Теона. Она была женщина верующая и добродетельная и, отличаясь христианской мудростью, проводила дни свои в чистоте и непорочности, соблюдая девство. С юности она была научена своим отцом Теоном философии и настолько преуспела в любомудрии, что превосходила всех философов, живших в те времена. Она и замуж не пожелала выйти отчасти из желания беспрепятственно упражняться в любомудрии и изучении книг, но в особенности она хранила свое девство по любви ко Христу». Убили ее «ненавидевшие мир мятежники». Столкновение защитницы античного мировоззрения, «жизнерадостного и светлого», с надвигающимся «мраком средневековья» — благодатная тема для романистов, особенно если их не слишком отягощает любовь к исторической достоверности. Леконт де Лиль видел в Гипатии символ погибающей эллинской культуры, последнее воплощение «духа Платона и тела Афродиты». На русский язык переведены два романа, посвященные Гипатии, — Фрица Маутнера и Чарльза Кингсли.

Источник:     https://belayaistoriya.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *