Голос Безмолвия, часть1. Е.П.Блаватская

(НЕТ РЕЛИГИИ ВЫШЕ ИСТИНЫ)

 От редакции сайта:

Предлагаемая вашему вниманию книга Е.П.Блаватской «Голос Безмолвия» состоит из трёх частей (отрывков). Первый отрывок – «Голос Безмолвия», второй – «Два пути», третий – «Семь врат». Каждый отрывок является законченным произведением и представляет собой этап движения человека по пути духовной эволюции. Тем, кто давно изучает философскую литературу, хорошо знаком следующий эффект: прочитывая заново серьёзный философский материал, замечаешь, что находишь в нём много такого, что раньше оставалось непонятым и туманным. Этому есть вполне логичное объяснение – уровень сознания читателя, спустя годы, стал выше и знание легче впитывается открытым умом и сердцем. Этот же эффект мы наблюдаем и при прочтении философских трудов  Е.П.Блаватской.

Книга Е.П.Блаватской «Голос Безмолвия»  входит в перечень основных источников философских знаний для человека на Высоком Пути духовного развития. Этот философский труд интересен как для первого, так и повторного прочтения и изучения.

Книга «Голос Безмолвия» будет представлена читателям по частям.  В сегодняшнем материале вашему вниманию, читатель, предоставляется «Предисловие» автора и первый отрывок книги – «Голос безмолвия».

  

Предисловие

Последующие страницы извлечены из «Книги Золотых Правил», одного из произведений, которые на Востоке вручаются ученикам мистических школ. Знание их обязательно и для той оккультной школы, учения которой приняты многими теософами. Так как я помнила часть этих изречений наизусть, перевести их на английский язык было для меня сравнительно нетрудно.

Многим известно, что методы психического развития в Индии различны у каждого Гуру (учителя), и не только потому, что учителя принадлежат к различным теософским школам, которых в Индии шесть, но и потому, что каждый Гуру обладает своим собственным методом, который он сохраняет в глубокой тайне. Но по ту сторону Гималаев различия эти исчезают и метод эзотерических школ становится единым, за исключением разве того случая, когда Гуру – простой лама, мало чем отличающийся от своих учеников.

Источник, из которого я перевела предлагаемые три отрывка, принадлежит к той же серии, из которой взяты и «Станцы» Книги Дзиан, послужившие основой для «Тайной Доктрины». Книга Золотых Правил одинакового происхождения с великим мистическим творением, называемым Paramariha, по поводу которого легенда о Nagrijnna говорит, что оно было передано великому Архату Нагом или «Змием», имя, которое давалось древним Посвящённым. Однако, как ни оригинальны и благородны идеи и положения этой книги, идеи эти часто встречаются под различными формами во многих санскритских произведениях, как, например, в чудной мистической книге, в которой Кришна передает Арджуне в огненных красках состояние вполне просветленного Йога, также и в некоторых Упанишадах. И это вполне естественно, так как боль– шинство – если только не все – великие Архаты, первые последователи Гаутамы Будды, были Индусы и Арийцы, не Монголы, особенно те из них, которые переселились в Тибет. Произве– дение одного Aryasangha чрезвычайно многочисленно.

Оригиналы этих Правил вырезаны на продолговатых плитках; копии их делались часто на дисках. Эти плитки или диски сохраняются обыкновенно на алтарях тех храмов, близ которых находятся эзотерические школы, называемые Махаяна или Йогачарья. Оригиналы написаны различным способом, иногда по Тибетски, но большею частью идеографическими знаками. Священный язык Сензар, помимо своей собственной азбуки, может передаваться различными криптографическими способами (тайное письмо). Другой способ, называемый по Тибетски lag, состоит в употреблении различных цифр и красок, причём каждая из них соответствует определённой букве Тибетской азбуки (тридцать простых и семьдесят четыре составные буквы); этим способом составляется полная криптографическая азбука. Когда употребляются идеографические знаки, существуют определённые способы для разбирания текста: один из таких способов состоит в том, что двенадцать знаков зодиака и семь основных цветов, каждый из последних в трёх оттенках, светлом, основном и тёмном, заменяют тридцать три буквы обыкно– венной азбуки, и из них составляются слова и предложения. При этом способе двенадцать знаков зодиака, повторённые пять раз и соединённые с пятью элементами и семью цветами радуги, образуют полный алфавит, состоявший из шестидесяти букв и двенадцати знаков. Помещённый в начале текста знак служит указанием на то, должен ли читающий разбирать его по индусскому способу, когда каждое слово является лишь простым применением к санскритскому, или же сообразно китайскому идеографическому способу. Но самым лёгким способом является тот, который позволяет читающему совсем не употреблять никакого определённого языка, а только знаки и символы, которые, подобно арабским цифрам, были общим международным достоянием всех посвящённых мистиков и их последователей. Этой же особенностью отличается и один из китайских способов письма, который может быть прочитан с одинаковой легкостью всеми, владеющими его ключом, например, японец может прочесть то же письмо на своем языке так же легко, как китаец на своём.

Книга Золотых Правил, из которых некоторые – добуддийской эпохи, другие же – позднейшего происхождения, содержит около девяноста коротких отдельных трактатов. Много лет тому назад я знала из них тридцать девять наизусть. Чтобы восстановить и остальные, пришлось бы искать в памятных записках, накопившихся за двадцатилетний период. К тому же некоторые из них совсем не могут быть поведаны миру, чересчур себялюбивому, слишком привязанному к предметам материального мира и никоим образом не подготовленному к восприятию столь возвышенной этики. Ибо только человек, упорно и серьёзно добивающийся самопознания, может охотно выслушивать указания подобного рода.

И тем не менее, именно такими возвышенными идеями наполнены многочисленные тома Восточной литературы, в особенности их много в Упанишадах. «Искорени всякое желание жиз– ни» – говорит Кришна Арджуне. Ибо это желание таится лишь в теле, в оболочке воплощённого Я, а не в самом Я, которое «вечно, нерушимо», которое не убивает и не бывает убиваемо (Kalhopa). «Искорени ощущения» – учит Saila Nipala: «принимай одинаково радость и горе, прибыль и потери, победу и поражение». Или там же: «Ищи убежища лишь в Едином Вечном». «Искорени чувство обособленности» – повторяет Кришна на все лады. «Разум» (Manas), увлекаемый блужданиями страстей, делает Душу (Buddhi) столь же беспомощной, как беспомощна на волнах ладья, гонимая ветром (Bhagavad Gita II,67).

Поэтому пришлось сделать тщательный выбор лишь из тех изречений, которые наиболее отвечают духовной потребности немногих истинных мистиков Теософического Общества. Лишь они будут способны оценить следующие слова Кришны: «Мудрые не оплакивают ни живых, ни мёртвых. Никогда ни Я, ни ты не переставали существовать, ни эти правители людей; также и в будущем никто из нас никогда не перестанет существовать.» (Bhagavad Gita II, 12).

Делая этот перевод, я стремилась сохранить поэтическую красоту языка и образов, которою отличается оригинал. Насколько это старание увенчалось успехом, пусть судит читатель.

Лондон 1989 г.

Е.П. Блаватская.

 

ОТРЫВОК I  из Книги Золотых Правил

 ГОЛОС БЕЗМОЛВИЯ

Эти поучения даются тем, кому неведомы опасности iddhi

Кто захочет услыхать Голос Безмолвия «Беззвучный Звук» и понять его, тот должен достигнуть совершенного сосредоточия.

Достигнув равнодушия к внешнему миру, ученик должен найти Повелителя (Rajan) своих чувств, Творца мысли, того, который зарождает иллюзии.

Ум есть великий убийца Реального.

Ученик должен одолеть убийцу.

Ибо — когда его собственный образ станет для него не реальным, как не реальны для него все образы сновидений, когда он перестанет слышать множество, тогда он различит Единое, внутренний звук, убивающий внешний.

Лишь тогда — не ранее — покинет он область ложного (Asat) и вступит в царство истинного (Sat).

Прежде чем душа увидит, гармония внутри должна быть достигнута, и телесные очи должны закрыться навсегда для всякой иллюзии.

Прежде чем душа услышит, человек должен стать одинаково глухим как к громам, так и к шептаниям, как к крикам ревущих слонов, так и к серебристому жужжанью золотого светляка.

Прежде чем душа сможет разуметь и вспоминать, она должна с Безмолвным Голосом соединиться так же, как соединён был с умом ваятеля тот образ, по которому формовалась глина.

Ибо ТОГДА душа услышит и вспомнит.

И тогда к внутреннему слуху обратится ГОЛОС БЕЗМОЛВИЯ и скажет:

Если твоя душа улыбается, купаясь в солнечном сиянии твоей жизни, если она поёт внутри своей оболочки из плоти и материи; если она рыдает в своей крепости, построенной иллюзиями; если она силится оборвать серебряную нить, которая привязывает её к Учителю — знай, ученик, твоя душа из праха.

Если к тревогам мира сего распускающаяся душа твоя прислушивается; если на гремящий голос Великой Иллюзии она даёт ответ, если устрашённая при виде жарких слез страдания, если оглушённая воплями скорбей она отступит — подобно пугливой черепахе — под защиту своей самости, узнай: душа твоя для безмолвного БОГА своего — недостойный ковчег.

Когда, приходя в возраст, твоя душа выступит из своего верного убежища и, вырвавшись из защищавшего её ковчега, протянет свою серебряную нить и устремится вперёд; если, узрев своё отражение на волнах пространства, она шепнёт «это я», знай, душа твоя захвачена в паутину обольщения.

Земля эта, ученик, есть Чертог скорби, где по всему пути тяжких испытаний расставлены западни, чтобы изловить твоё Я обольщениями, имя которым «Великая Ересь».

Эта земля, о неведующий ученик, только печальное преддверие, ведущее в сумерки, за которыми расстилается долина света, того света, который неугасим никакими бурями, что горит без светильни и без масла.

Говорит Великий Закон: «Чтобы познать МИРОВОЕ Я (Universal All-Self), ты должен познать своё собственное я». Для этого ты должен отдать своё Я — Не Я, своё Бытие — НЕБЫТИЮ и тогда только можешь ты почить между крылами Великой Птицы. Воистину сладостно успокоиться в крылах Того, что не подлежит рождению и смерти, что есть АУМ на протяжении бесконечных веков.

Взберись на Птицу Жизни, если хочешь познать. Отдай свою жизнь, если хочешь жить. Три Чертога, о усталый странник, предстоит пройти тебе до конца многотрудного Пути. Три Чертога, о победитель Mara, проведут тебя через три состояния в четвёртое, а оттуда в семь Миров, в МИРЫ ВЕЧНОГО ПОКОЯ.

Если захочешь узнать их имена, слушай и запоминай. Имя первого Чертога — НЕВЕДЕНИЕ. Это — тот чертог, в котором ты увидел свет, в котором живёшь и умрёшь.

Имя второго — ЧЕРТОГ ПОЗНАНИЯ.

В нём душа твоя найдет расцветание жизни, но под каждым цветком свернулась змея.

Имя третьего Чертога — МУДРОСТЬ; за ним расстилаются безграничные воды Akshara, неиссякаемый родник Всеведения.

Если захочешь пройти первый Чертог безопасно, не позволяй душе своей принимать огни вожделения, горящие в нем, за солнечный свет Жизни. Если хочешь безопасно перейти второй, не замедляй своих шагов, дабы вдохнуть в себя благоухание его опьяняющих цветов. Если хочешь освободить себя от цепей Кармы, не ищи своего Гуру в этой призрачной стране.

Мудрый не медлит в обители чувственных утех. Мудрый не внимает сладкозвучным голосам иллюзий. Ищи того, кто даст тебе жизнь в Чертоге Мудрости, который находится за пределами, где неведомы тени, где свет Истины сияет в неугасимой славе.

Несотворённое живет в тебе, ученик, как оно живёт и в Чертоге Мудрости. Если захочешь ты достигнуть его и сочетать оба света воедино, ты должен совлечь с себя тёмные покровы иллюзии. Заглуши голос плоти, не позволяй чувственному образу становиться между твоим светом и Светом Мудрости, дабы оба могли слиться в единый свет. Когда же познаешь ты своё собственное неведение, беги из Чертога Познания. Опасна его коварная красота, и нужен он только для твоего испытания. Берегись, чтобы душа твоя, ослеплённая его обманчивым сиянием, не замедлила и не попалась во власть его призрачного света.

Этот свет исходит из драгоценного венца великого соблазнителя Mara. Чувства, очарованные им, ослепляют душу и неразумного приводят к крушению.

Моль, привлечённая мерцанием твоей ночной лампады, обречена погибнуть в её пламени. Беспечная душа, что слабеет в борьбе с издевающимся демоном иллюзии, вернётся на землю рабою Mara.

Взирай на Сонмы Душ. Наблюдай, как они мечутся над бурным морем человеческой жизни, как обессиленные, истекающие кровью, с разбитыми крыльями, они падают одна за другой во вздымающиеся волны. Бросаемые свирепыми порывами ветра, гонимые бурей, они тонут в водоворотах и исчезают в первой разверзающейся пучине.

Если пройден будет тобою Чертог Мудрости и ты захочешь достигнуть Долины Блаженства, замкни крепко чувства твои, дабы не проникла в них губящая ересь разобщения, которая повергнет тебя от Целого.

Не дозволяй «Рождённому в Небесах», погружённому в волны Мaya, отрываться от единого Отца, но добивайся, чтобы Огненная Сила отступила в сокровеннейший покой твоего сердца, в свою истинную обитель.

И тогда поднимется сила эта из сердца твоего в шестую область, среднюю, в средостение очей твоих, где станет она дыханием ЕДИНОЙ ДУШИ, голосом УЧИТЕЛЯ, наполняющим всё.

Тогда только можешь ты стать «Небесным Странником», тем, который попирает ветры, несущиеся над водами, и ступнями своими не касается волн.

Прежде чем ты станешь на верхнюю ступень лестницы мистических звуков, ты должен услыхать голос Бога, сущего внутри тебя, в семи различиях.

Первый подобен сладостному голосу соловья, поющему прощальную песнь своей подруге.

Второй звучит как серебряный кимвал неземного Духа, пробуждающий мерцание звёзд.

Следующий подобен мелодической жалобе духа Океанов, пленённого в своей раковине.

За ним следует пение лютни.

Пятый проникнет в тебя подобно звону бамбуковой флейты. И — перейдёт в трубный звук. Последний пронесётся подобно глухому раскату громовой тучи.

Седьмой поглотит все остальные звуки. Они умрут, и не будет более слышно их.

Когда вся личность твоя побеждена и повергнута к ногам Учителя, тогда ученик сливается с ЕДИНЫМ, отождествляется с ЕДИНЫМ, и пребывает в Нем.

Прежде чем вступить на Путь, ты должен уничтожить своё «тело желаний», очистить своё «тело мысли», сделать сердце своё непорочным.

Вечной жизни чистые воды, ясные и кристальные, с загрязненными потоками, гонимыми бурным ветром, смешаться не могут. Капли небесной росы, сверкающие в первых утренних лучах солнца на груди священного лотоса, падая на землю, превращаются в прах… Смотри!.. Чистая жемчужина стала пятном грязи.

Борись с нечистыми своими мыслями ранее, чем они одолеют тебя. Не щади их, как они не щадят тебя, ибо если уступишь ты им, и они укрепятся и начнут расти, знай воистину: мысли твои одолеют и убьют тебя. Берегись, ученик, не допускай даже тени от них приближаться к тебе. Ибо тень эта начнет расти, увеличиваться в объёме и силе, и порождение мрака поглотит твоё существо прежде, чем ты успеешь заметить присутствие тёмного чудовища.

Ранее, чем твоя «Мистическая Сила» сделает тебя божественным, воля твоя должна стать победителем над «телом движений».

Твой прах и твой дух не могут встретиться никогда. Один из двух должен исчезнуть, ибо не могут они пребывать вместе.

Прежде чем разум твоей души прозреет, зародыш личности должен быть разрушен, червь чувственности уничтожен без возврата к жизни.

Ты не можешь идти по Пути, не сделавшись сам этим Путем.

Да внимает душа твоя каждому крику страдания подобно тому, как священный лотос обладает сердце своё, чтобы упиться лучами утреннего солнца.

Не допускай, чтобы палящее солнце осушило хотя единую слезу страдания, прежде чем ты сам не сотрёшь её с очей скорбящего.

И да ниспадёт каждая жгучая слеза человеческая в глубину твоего сердца, и да пребывает она там; не удаляй её, пока не устранится печаль, её родившая.

О, ты, сердце которого полно милосердия, знай, что эти слёзы — струи, орошающие поля бессмертного сострадания. Только на орошённой почве расцветает полуночный цветок Будды, самый редкий из всех цветов. Это — зерно освобождения от рождения и смерти. Оно уединяет Архата и от духа распрей, и от вожделения, и ведёт его через долины бытия к миру и блаженству, доступному только в стране Безмолвия и Небытия.

Убей желание, но убивая его, берегись, чтобы оно не воскресло вновь.

Убей любовь к жизни, но если убьёшь ты любовь к жизни, да будет это не из жажды вечной жизни, но дабы заменить конечное пребывающим.

Не желай ничего. Не распаляй сердца своего против Кармы и не негодуй на неизменные законы природы.

Борись только с личным, преходящим, колеблющимся, подлежащим уничтожению.

Помогай природе и работай заодно с нею, и тогда природа признает в тебе одного из своих творцов и станет покорна тебе. И откроет перед тобой широко вход в свои сокровенные недра, обнажит перед взорами твоими сокровища, заключённые в глубинах её непорочной девственной груди. Незапятнанная плотским прикосновением, она раскрывает свои сокровища только духовным очам, никогда не смыкающимся, для которых нет покровов на протяжении всех её царств.

Тогда она укажет и средства, и направление, и первый вход, и второй, и третий, вплоть до седьмого. И за ними — цель, за пределами которой, купаясь в лучах духовного Света, обретается несказанная Слава, невидимая иному взору, кроме взора души.

Лишь одна стезя ведёт на ПУТЬ; лишь на самом конце его может быть услышан ГОЛОС БЕЗМОЛВИЯ. Лестница, по которой стремящийся поднимается, построена из ступеней страдания и скорби; утешить их может лишь голос праведности. Горе же тебе, ученик, если перенесешь ты с собой хотя бы единый порок, не покинув его внизу: ибо тогда лестница подломится и НИЗВЕРГНЕТ тебя. Подножие её стоит в глубокой тине заблуждений и грехов твоих, и прежде чем ты дерзнешь перейти через широкую пропасть телесности, ты должен омыть ноги свои в Водах Отречения. Горе тому, кто осмелится нечистыми ногами осквернить хотя бы единую ступень. Темная и вязкая грязь затвердеет, прильнёт к его стопам и пригвоздит дерзновенного на месте; и, подобно птице, пойманной в коварные силки птицелова, не будет для него дальнейшего движения вперед. Пороки его оденутся в образы и повлекут его вниз. Его грехи поднимут голоса свои подобно шакалам, хохочущим и рыдающим на закате солнца; мысли его станут ратью, которая захватит его и уведёт пленённым рабом.

Убей свои желания, ученик, обессиль свои пороки ранее, чем ступишь на верховный Путь.

Истреби свои грехи, сделай их на веки безгласными, прежде чем начнёшь своё восхождение.

Утишь свои мысли и устреми своё внимание на твоего Учителя, Которого ты ещё не видишь, но Которого уже предчувствуешь.

Сочетай все свои чувства в единое чувство, если хочешь быть в безопасности от врага. Иначе не откроется для тёмных очей твоей души крутая стезя, ведущая к Учителю.

Долга и утомительна дорога, расстилающаяся перед тобой. Единое сожаление о прошлом, оставленном позади, потянет тебя вниз, и сызнова придётся начинать тебе тяжёлый подъём.

Убей в себе воспоминание о прежних испытаниях. Не оглядывайся назад, иначе ты погиб.

Не верь, что вожделение можно уничтожить, пока питаешь и удовлетворяешь его — это ложь, внушенная Мara. Питанием порок ширится и разрастается в силу, как червь, тучнеющий в сердце цветка.

Роза должна снова превратиться в почку, рождённую от родного стебля прежде, чем червь подточил его сердцевину и выпил из него жизненный сок.

Золотое древо выпускает драгоценные побеги прежде, чем ствол его увянет от бурь.

Ученик должен стать КАК ДИТЯ ранее, чем первый звук коснется его слуха.

Свет от ЕДИНОГО УЧИТЕЛЯ, неугасимый золотой Свет Духа, бросает на ученика свои светозарные лучи с самого начала Пути. Они пронизывают густые, тёмные облака телесности. То здесь, то там лучи эти озаряют её подобно солнечному свету, который пронизывает густые заросли джунглей и отражается светлыми бликами на тёмной земле. Но помни, ученик, до тех пор, пока плоть не перестанет желать, голова не остынет и душа не станет твёрдой, как сверкающий алмаз. Сияние НЕ проникает в сокровенный покой твоей души, оно не согреет сердца, и мистические звуки с духовных высот не достигнут твоего слуха, как бы ревностно ты не слушал на первой ступени.

Пока не услышишь, ты не можешь видеть.

Пока не начнёшь видеть, ты не можешь слышать. Видеть и слышать — вот вторая ступень.

* * *

Когда ученик, закрыв органы зрения и слуха и приостановив дыхание, недоступный для внешнего мира, видит и слышит, обоняет и вкушает, когда его четыре чувства сливаются и готовы перейти в пятое — внутреннее осязание, тогда ученик вступил на четвертую ступень.

А на пятой, о победитель своих мыслей, все чувства должны быть снова убиты и без возврата к жизни.

Удерживай ум свой от всех внешних предметов, от всех видимостей. Удерживайся от внутренних образов, дабы не набросили они темные тени на Свет твоей души.

Отныне ты достиг совершенного Сосредоточения — ступени шестой.

А когда перейдёшь в седьмую, о познавший счастье, ты не будешь более зреть священное Три, ибо сам станешь Триединым. Ты сам и твой ум уподобятся рядом пребывающим близнецам, а над ними загорится Звезда — цель твоих исканий. «Три», пребывающие в славе и блаженстве неизреченном, отныне в мире Maya не имеют более наименования. Они слились в единую Звезду, в огонь горящий, но не опаляющий, в тот огонь, который облекает Пламя.

Ты достиг, о Йог победоносный, того, что люди именуют Dhyana, — предпоследней ступени, за которой следует последняя ступень — Samadhi.

Отныне твоё «Я» погрузилось в ЕДИНОЕ Я, слилось с ТЕМ Я, из которого излучилось твоё бытие.

Где же твоя индивидуальность, о ученик, где САМ ученик? То — искра, исчезнувшая в пламени, капля в недрах океана, непреходящий луч, ставший «Всем» и вечным сиянием.

Отныне ты — и делатель, и свидетель, и световой центр, и сияние лучей, Свет в Звуке и Звук в Свете.

Все пять преград ведомы тебе, о благословенный. Ты победил их, ты властелин над шестой преградой, ты хранитель четырёх видов Истины. Свет, на них ниспадающий, исходит из тебя самого, о ты, который был учеником, отныне же стал Учителем.

Из четырёх видов Истины:

Не прошёл ли ты через познание страдания — истину первую?

Не победил ли ты властителя Mara в преддверии, ведущем в царство соблазнов — истину вторую?

Не поборол ли ты в третьих Вратах грех и не достиг ли тем третьей Истины?

И не вступил ли ты на Путь, ведущий к познанию — Истине четвертой?

Пребывай же отныне под древом Bodhi, которое есть совершенство всякого познания, ибо ты овладел Samadhi; твоё зрение безошибочно и совершенно.

Взирай! Ты сам стал Свет, Ты сам стал Звук, отныне ты сам для себя и Учитель, и предмет своего собственного искания; непрерывающийся Голос, который звучит на протяжении вечностей, не подлежащий перемене, греху недоступный, Семь Звуков в едином ГОЛОСЕ БЕЗМОЛВИЯ.

OMTATSAT.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *