Людмила Живкова — Белая Птица болгарской культуры.

«Накануне второй мировой войны Н.К. Рерих высоко поднял Знамя Мира и
призывал к объединению стран и народов под эгидой культуры. Он напомнил
о необходимости сознательной борьбы,защиты материальных и духовных
ценностей жизни,  призывал к единению культур и цивилизаций, науки и
искусства во имя будущего, которому угрожала опасность войны.»

Л.Т.Живкова.

Много  светлых личностей в разные годы поднимали высоко  Знамя Мира и несли в мир красоту и культуру .

Именно в Международный день культуры, который учрежден в честь принятия 15 апреля 1935 года Пакта Рериха —  международного договора об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, хочется вспомнить о самоотверженных  продолжателях великой идеи.

Одной из таких подвижниц была  Живкова Людмила Тодоровна (1942 — 1981)  — государственный деятель Болгарии, ученица С.Н. Рериха .  Всё, что сделала Живкова на ниве Культуры, было воплощением идей Н.К. Рериха и Живой Этики. «Белой Птицей болгарской культуры» назвал Живкову народ Болгарии. И в других странах помнят  эту великую подвижницу, опередившую своё время.

Людмила Тодоровна Живкова, дочь руководителя Болгарской Коммунистической партии Тодора Живкова, успешно окончила исторический факультет Софийского университета, затем аспирантуру и, став кандидатом исторических наук, начала свою научную карьеру в Институте балканистики Болгарской академии наук. В это же время она начинает заниматься вопросами культуры на государственном уровне, став председателем Комитета культуры Болгарии, членом Политбюро ЦК.

В 1973 г. Людмила попала в тяжёлую автомобильную катастрофу, после которой вся её жизнь изменилась. Её вылечили методами восточной медицины (традиционная оказалась бессильной), после чего она начала глубоко интересоваться восточной философией. В середине 70-х годов она сама отыскала Святослава Николаевича Рериха, приехала к нему в Индию, познакомилась с ним и с тех пор стала преданной последовательницей идей Рерихов и философской системы Живой Этики.

«Людмила Тодоровна Живкова, — говорил Святослав Николаевич, — единственный в ХХ веке государственный деятель, кто воспринял очень глубоко Живую Этику и увидел в ней огромные возможности для усовершенствования государственного строя и одухотворения этого строя культурой и высокой философской мыслью. Она очень хорошо понимает, что государство должно строиться и жить по законам красоты. Но ей очень трудно, и не только трудно, но и опасно. Те, кто сейчас у власти и в России, и в Болгарии, руководствуются определенной идеологией и не отдадут эту власть просто так и не смирятся с новой и непонятной им философией». Людмиле Живковой пришлось много думать и работать над тем, как ввести Живую Этику в государственный оборот, не задевая основ, которыми дорожили те, в чьих руках находилась власть и чьи взгляды были несовместимы с мировоззрением Живой Этики и ее построениями. Соединение двух различных систем было весьма опасным занятием, это был путь по лезвию бритвы.

Она наметила концепцию обширной национальной программы эстетического воспитания, которую предложила Центральному комитету БКП и правительству Болгарии. В основу этой программы она положила тот закон Красоты, который теперь считала основой жизни и эволюции человечества. Она смело и бескомпромиссно ввела совершенно новые понятия в партийную идеологию, такие, как эстетическое воспитание, эстетическая сфера, эстетические взаимоотношения. Ни одно государство в ХХ веке не имело ничего подобного.

Впервые на высокой трибуне партийного съезда зазвучали слова — красота, духовная эволюция, творчество. И не только слова, теория соединялась с практикой. Впервые в социалистическом государстве культурой руководил свободно мыслящий философ, глубоко проникший в эволюционную концепцию Живой Этики и творчески стремящийся применять ее в государственном строительстве.

Начиная с 1975-1976 гг., она подключила весь культурный и научный потенциал страны к разработке ряда программ, которые помогли бы Болгарии выйти из идейного вакуума, дать культурные и морально-этические ориентиры, как для молодёжи, так и для всего народа. Все эти программы разрабатывались на базе творческого наследия семьи Рерихов и Учения Живой Этики. Так были созданы национальные программы «Десятилетие великих личностей», «Гармоничная творческая личность», которые неожиданно для многих начались в 1978 г. объявлением первого года программы годом Николая Рериха. Программа «Николай Константинович Рерих» началась 24 марта 1978 г. и должна была набрать силу к 1984 г. – к празднованию 110-летия со дня рождения Рериха.

Это была культурная сенсация для всех стран социалистического лагеря: в Болгарию привезли более двухсот картин Николая Рериха со всего мира (из Франции, СССР, Индии, США и др.); проводились конференции и симпозиумы по творчеству семьи Рерихов, начался неудержимый триумф идей Рериха.

Она действовала смело и безоглядно, стремилась сразу же реализовать мысль или идею, которую считала важной и полезной. Живкова не только осмыслила деятельность и роль выдающихся личностей в истории человечества, но и вместе с Комитетом культуры разработала долгосрочную программу по изучению и исследованию жизни таких личностей. В программу были включены такие имена, как Леонардо да Винчи, Микеланджело, Данте, Шекспир, Гете, Л.Н. Толстой, Рабиндранат Тагор, А. Эйнштейн, М.В. Ломоносов, Константин-Кирилл и др.

Имя же Н.К. Рериха как художника и мыслителя было одним из первых. Людмила Тодоровна глубоко и проникновенно осмыслила деятельность и роль великого русского художника в истории эволюции человечества, в формировании нового мышления ХХ века. «Монументальное и единое в своей целостности искусство Рериха, — писала она, — заставляет каждого, кто с ним соприкасается, переосмысливать и открывать заново истину и величие жизни. Трудно простыми словами определить тот легендарный героизм, которым проникнуто творчество Рериха. В нем сочетаются воедино самые сокровенные вековые чаяния человечества, запечатленные в бессмертных символах и преданиях древности, и удивительное умение творца ассимилировать и преломить в своём сознании героизм прошлого, сделать его актуальным и объединить с острейшими проблемами и задачами своей эпохи. Мысль Рериха парит над вершинами Гималаев, устремляется в сокровенный мир преданий, сливается в неудержимом творческом порыве духа с монолитной в своей целостности Вселенной».

«Широта и многогранность научно-творческих интересов Рериха, диапазон его научных исследований — от изучения древних письменных и архитектурных памятников культуры до исследования влияния и отражения космических лучей и взаимосвязи между человеком и космосом, созданные им два крупных научных института — институт синтетического исследования искусства в Нью-Йорке и институт синтетических научных исследований в Гималаях в Индии — закрепляют представление о Рерихе как о предтече и поборнике освоения космического научного метода исследования мира. В науке Рерих видит фактор эволюции человечества».

«Высоко поднимаясь над личным, — отмечает она, — Рерих направляет свое внимание на людей, которые выходили за пределы обычного человека и, как любил выражаться художник, превращались в синтетические понятия. Эти мировые понятия содержат в себе духовную силу и отдельных личностей, и целых стран, эпох, народов, событий. Они хранятся и вечно живут в духовной сокровищнице планеты и, как вершины Гималаев, пульсируют и вибрируют в сердце нашей Вселенной — воздействуют, окрыляют, вдохновляют, берегут и напоминают. И в трудные минуты народы всегда обращались к этим выразителям их сущности».

Все чаще и чаще она встречалась со Святославом Николаевичем то в Бангалоре, то в Софии и получала у него нужные ей советы и разъяснения по проблемам Живой Этики. Он был для Людмилы Тодоровны не только Наставником и Учителем, но и опорой в той сложной и трудной обстановке, которая сформировалась вокруг неё. Его слова «не бойтесь и идите вперёд» поддерживали её в самые отчаянные моменты жизни.

В Софии полным ходом шла подготовка к созданию Рериховского центра, для которого было выделено здание в центре города. В Индию была послана группа учёных, чтобы изучить опыт работы Гималайского Института научных исследований «Урусвати», поднять его архивы, подготовить здание Института для возобновления его деятельности. У Святослава Николаевича установились с Болгарией тесные связи на самом высоком правительственном уровне. Он провёл там несколько выставок, своих и Николая Константиновича, участвовал в важнейших культурных программах и удостоился ряда наград (ему дали звание академика Болгарской Академии художеств, после чего он стал академиком и Академии художеств СССР).

Видя огромный размах инициатив Людмилы Живковой, Святослав Рерих принял решение передать архив семьи Рерихов Болгарии. После кропотливой и сложной работы по подготовке этой трудной акции, в Индию был послан болгарский транспортный самолет, который успел привезти первую часть подготовленного архива и сотни картин Николая Рериха.

Но положение Живковой «наверху» с каждым днём ослабевало, ибо её деятельность вызывала раздражение и в Политбюро, и в правительстве. «Белая ворона», талантливая и бесстрашная, действовавшая не «во имя своё», как большинство в верхнем эшелоне власти, а во имя общего Блага, служила живым укором всем им, каждым своим словом и действием подчеркивая их бесполезность, бездарность и бесчестный уход в собственные интересы. Ситуация с каждым годом обострялась. Чиновники ощущали опасность, исходящую от мыслей и действий руководителя культуры Болгарии. Людмила понимала, что её деятельность может кончиться, как говорят, «костром» или «крестом». Она знала, что дрова уже приготовлены и где-то совсем близко высится её,  Живковой,  Голгофа, но хотела успеть донести до людей, чьи сердца были омерщвлены отжившей идеологией, как можно больше идей, в которых были заключены истина и свет, свет красоты, культуры и любви, столь необходимые для будущего созидания. Неотвратимый зов Закона красоты вёл её за собой, звал в космическую Беспредельность грядущей эволюции. «Во имя этого великого идеала, — утверждала она, — во имя будущего человечества и наших детей мы самоотверженно трудимся, творим и стремимся к красоте».

Большинство чиновников распускали о ней дурные слухи, рассказывали анекдоты и старались задерживать как можно дольше реализацию её идей. Государство сопротивлялось этим идеям, не понимало их и не принимало. Темнота сомкнутыми рядами пошла на неё в наступление, чтобы не только ее уничтожить, но и стереть какие-либо следы её деятельности и, опорочив память о ней, предать её небольшое, но яркое наследие забвению.

Мы до сих пор не знаем, как она умерла. 21 июня 1981 г. Людмилу Живкову нашли в её доме мёртвой. Слова «при загадочных обстоятельствах» ничего нам не говорят. Ей было всего 39 лет, и она находилась в расцвете сил. Она сверкнула, подобно огненному метеору на тёмном небосклоне своей Родины, как светлый знак грядущей новой эпохи.

Источник: https://www.agni-age.net/catalog.htm
(«Женщины мира — деятельницы на ниве культуры»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *