Хатшепсут. Александр Голяндин.

Она была бородатым фараоном

Ее взлет был подобен полету кометы. Обладая поразительной политической интуицией, она стала египетским фараоном, единственной женщиной, правившей Египтом за все три тысячи лет его истории.

В течение двух десятилетий она не давала прийти к власти законному правителю Египта. За это потомки предали ее память забвению. Лишь раскопки храма Дейр-эль-Бахри, начавшиеся в XIX веке, вернули из небытия имя Хатшепсут.

Хатшепсут

Обходи с опаской женщин!

Вокруг ее имени без конца ведутся споры. «Ее правление благословенно; она принесла в Египет мир и покой», — говорят одни. «Она без зазрения совести захватила власть в стране, отстранив приемного сына— истинного наследника египетской короны», — возражают другие. Но сходятся в одном: она была сильной выдающейся личностью, иначе никогда бы не стать ей фараоном.

На протяжении всей истории Египта страной правили мужчины. И вдруг их монолитный ряд внезапно разбила она, Хатшепсуг, узурпировав власть, не подобающую ни одной из жен. В Египте об этом нельзя было даже помыслить. Ей удалось то, что было невозможно. Почему? Она жила в те переменчивые времена Нового царства, когда многие египтяне не захотели следовать законам предков, а культура страны переживала бурное обновление. Египет превратился в империю, покорившую обширные области Азии, и впервые египтяне испытали сильнейшее влияние культурных традиций соседних народов.

Внезапно мир стал бесконечно велик. Покоряя народы Азии, египтяне пленяются их искусством, перенимают их верования, усваивают их мировоззрение, заимствуют изобретения. Все увлекает египтян: и боги ханаанеев, и боевые колесницы кочевников, живопись критян, украшения нубийиев, чудеса страны Пунт.

Любимая дочь царя

Шел 1490 год до новой эры. Минуло лишь несколько десятилетий с тех пор, как, прогнав гиксосов, захвативших дельту Нила, правителем Египта стал основатель XVIII династии Яхмос I. И вот третий по счету фараон династии Тутмос I, один из творцов Египетской империи, протянувшейся от Нубии до Сирии, возвращался из великого похода.

Хатшепсут

Плакальщицы: руки печально воздеты, лица египтянок выражают скорбь

Годом раньше, в сезон половодья, далеко на юге, в Нубии разыгралась кровопролитная битва. В результате южная земля была покорена, а правитель Египта объявлен владыкой Вселенной. Теперь жители Фив ликованием встречали героя. Огромный людской поток устремился к берегу Нила. Никто не хо-тел пропустить это зрелище. Пришла и царица со своими детьми — двумя сыновьями и двумя дочерьми. Одну из дочерей звали Хатшепсут. Ей было всего девять лет. Имя ее означаю «Самая благородная из дам». Она казалась не по возрасту слабой и тщедушной, но лицо было очень красиво: узкий прямой нос, маленький рот, тонко очерченный подбородок, большие, ясные глаза. Впрочем, на девочку мало кто обращал внимание, все следили за баркой фараона, каждый хотел увидеть царя. С берега доносились крики радости и восторга.

Хатшепсут

Амон и Хатшепсут. Рельеф

…Потом наступили будни. Хатшепсут снова села за школьную скамью. Она учила отрывки из сочинений мудрецов, и слова их все глубже врезались в память девочки. Тем временем пришла пора изучать математику, геометрию, географию, историю. Быть может, именно книги по истории пробудили в Хатшепсут волю к власти, подспудно дремавшую в ней. Она читала о пирамидах, построенных за тысячу лет до нее, о могущественных фараонах, правивших страной.

Конечно, правителями Египта всегда были мужчины. Но история донесла и рассказы о некоторых великих женщинах, например, о Нитокрис, жившей более 700 лет назад, в пору упадка VI династии. Предание гласило, что она была столь же храбра, как любой мужчина, а красотой своей — «румяными щеками и белокурыми локонами» — затмевала любую женщину. Когда муж ее был убит, она жестоко отомстила врагам: созвав заговорщиков, она устроила для них пир. В разгар праздника царица велела слугам открыть потайной канал. По нему воды реки устремились в залу, внезапно убийцы очутились под водой. Все утонули. Пусть это была легенда, Хатшепсут читала ее с восторгом. Была знаменита и ее прапрабабушка Ах-Хотеп. Вместе с сыновьями она подняла народ на борьбу против захватчиков-гиксосов. Более ста лет чужаки правили страной фараонов, и вот «умиротворила она страну, прогнав своих противников, царская жена Ах-Хотеп. Да продлятся дни ее!»

Так образовалось Новое царство — самое прославленное за всю историю Египта. Столицей его вновь стали Фивы. В этом была немалая заслуга Ах-Хотеп, но царствовать в Египте ей было не суждено. Страной фараонов могли править лишь мужчины.

…Хатшепсуг была прилежной ученицей. Она схватывала все на лету — к радости отца, который очень любил свою смышленую дочку. Он баловал ее, и жизнь ее текла радостно и беспечно, как вдруг разыгралась трагедия. Сперва умерли младшие брат и сестра, затем — старший брат Амонмос, которому надлежало наследовать власть. Причины их смерти неясны. Мы знаем лишь, что случилось это, когда Хатшепсут шел двенадцатый год.

Теперь все взоры были обращены на юную дочь фараона. Больше детей у него не было. Неужели династия прервется? Что было делать? Тутмос официально провозгласил «наследницей» Хатшепсут. Она стала самой богатой невестой страны. В приданое ей полагался весь Египет — Верхний и Нижний. Ее муж станет фараоном.

Впоследствии, придя к власти, Хатшепсут скажет, что отец с самого начала решил сделать дочь соправительницей мужа или позволить ей одной править страной. Пока же Тутмос был в силе и, взывая к богу Амону, рек: «Да будут Черная земля и Красная земля (долина Нила и окружающая ее пустыня. — А.В.) под властью моей дочери, царя Верхнего и Нижнего Египта». Позднее эти слова Хатшепсут велит начертать на стене построенного ею храма в долине Дейр-эль-Бахри, в окрестностях Фив. Впрочем, до этого еще далеко.

Хатшепсут

Статуя царицы Хатшепсут из храма Дейр-эль-Вархи

Хатшепсут — скромная, послушная дочь. В пятнадцать лет ее выдают замуж. В супруги выбран ее ровесник и сводный брат, которого также звали Тутмос. Он был сыном фараона и его младшей жены Мутнофрет: смугл, курчав, строен, невысок.

Двоевластия не будет?

Итак, порядок наследования улажен, древняя заповедь соблюдена. Считалось, что если брат возьмет в жены сестру, священная кровь фараонов, потомков солнечного бога Ра, будет сохранена в чистоте. Впрочем, историки обратят внимание на один странный факт. Фараон Тутмос I, вопреки традиции, не станет провозглашать своего зятя (и сына) соправителем. Почему? Потому что он избрал себе соправительницу, как утверждала позднее Хатшепсут? Или догадывался, что власть приберет к рукам дочь?

Вскоре фараон умер, и на трон взошел красивый девятнадцатилетний юноша, совершенно не готовый править страной. Его правление началось в 1482 году до новой эры. Рядом с ним сидела женщина с большими, ясными глазами — «жена Бога», Хатшепсут.

Хатшепсут

Восьмой пилон Карнакского храма, строительство которого было начато Хатшепсут, а закончено Тутмосом III

В день коронации, когда уже из клеток выпускали голубей, чтобы те донесли имя нового фараона во все уголки страны, вдруг пришла тревожная весть. На юге поднялся мятеж. Восстали нубийцы. Войска двинулись в поход, но во главе их не было фараона. Он чувствовал себя больным, да и не имел военного опыта. И поставил вместо себя одного из сановников. Ему становилось все хуже, болезнь не отступала.

Пробил час Хатшепсут. Осторожно она прибирала власть к рукам. Все время держалась в тени. Появляясь на публике, всегда занимала место позади мужа. Лишь после рождения дочери Неферуре она стала вмешиваться в управление страной. Сама принимала решения, сама назначала чиновников. Вскоре уже ни одно дело нельзя было решить без нее. Ее слова — закон. Она правит страной как фараон.

С тревогой следили за этим двоевластием жрецы фиванского бога Амона. В последнее время в Фивах все реже прислушивались к их мнению. Что же будет, когда Тутмос II умрет и власть захватит его жена? А это вот-вот случится, юный фараон вечно болен. Жена же опасна — уж слишком честолюбива. Да и вообще видано ли такое — женщина-фараон? Угодно ли ее правление богам? Как писал один из мудрецов, фараон — «бог, дарующий жизнь всем людям; он — отец и мать всех живущих; он — единственный, нет подобных ему». Он — живой сын бога! Женам дан иной удел. По-сему, пока молодой фараон еще жив, надо что-то предпринять.

Жрецы не стали терять время и, встретившись с Тутмосом П, убедили его довериться оракулу бога Амона, пусть он выберет преемника. И тогда фараон, уже отмеченный печатью смерти, отправился в Карнакский храм. Его сопровождали Хатшепсут и толпа сановников. Их ждали жрецы со своими учениками — и с ними шестилетний мальчик, которого тоже звали Тутмос. Он был сыном Тутмоса II и его младшей жены Исет. Вот уже два года он жил в храме, готовясь стать жрецом.

Настала важнейшая минута. На носилках внесли оракул, за ним с торжественным пением шли жрецы. Внезапно они остановились и направились к юному Тутмосу, склонились пред ним. Выбор был сделан. «Я пал пред оракулом ниц», — позднее вспоминал прославленный фараон Тутмос III.

Сомнений не было. Сам Амон избрал наследником этого мальчика. Жрецы радостно улыбались. Хатшепсут не быть фараоном; им станет ребенок, воспитанный в храме, ребенок, которого будут опекать его прежние учителя.

На престолах Обеих Земель

Вскоре муж ее умер. На коже его мумии видны пятна, характерные для людей, страдавших от оспы. Возможно, именно эта болезнь и погубила его. В 1479 году до новой эры был коронован юный фараон Тутмос III. На этот раз Хатшепсут, «коварная мачеха Хатшепсут», не преминут заметить враги, стояла сбоку от трона. Что ж, она была дочерью фараона, сестрой фараона и вдовой фараона.

Вдовствующим царицам в Египте традиционно поручали опеку их малолетних детей — будущих царей страны. Когда же ребенок подрастал, вся власть переходила к нему. Казалось, планы Хатшепсут рухнули, но она не собиралась сдаваться. Она вновь, как и при живом муже, принялась править и повелевать.

«Хатшепсут заботилась о стране, — писал архитектор Инени, построивший гробницу Тутмоса I, — и вершила дела страны по своей воле. Ее ради трудились, пред ней склоняли голову».

Прошло три года. Теперь молодая вдова ощущала в себе достаточно сил, чтобы побороться за власть. Она назначает верховными жрецами двух преданных ей чиновников и требует вновь обратиться к оракулу. На этот раз воля богов совпадает с ее волей. Бог Амон изрекает: «О моя возлюбленная дочь, я, твой любимый отец, признаю твой царский сан!» По ее повелению во все земли Египта — в низовья Нила, в верховья Нила — бегут гонцы, спеша возвестить новую весть. Перед коронацией она облачается в традиционное одеяние фараонов и привязывает к подбородку бороду — она не будет снимать ее долгих двадцать лет. Это, отметила ее биограф Джойс Тилдесли, «было вполне мудро и разом решало все конституционные вопросы». Ее голова увенчана короной Верхнего и Нижнего Египта, теперь она — воистину фараон Египта. И отныне имя Хатшепсут неизменно заключено в овал, напоминающий о том, что фараон есть средоточие космоса и пребывает в центре мира.

Одержав верх в придворных интригах, она со всей энергией взялась за работу. «Я восстановила, что разрушено. Я возвела, что рухнуло с тех пор, как азиаты поселились в Аварисе, в Дельте… и стали править без участия Ра… Я прогнала их вдаль, ужас богов, и земля стерла их следы» (Аварис — так называлась столица гиксосских царей на востоке Дельты). Размах строительства при Хатшепсут действительно был значительно шире, чем при предыдущих фараонах; недаром ее фаворит, Сенмут, был главным архитектором Египта. По повелению царицы восстанавливали храмы и реставрировали статуи. По ее приказу в Карнаке воздвигли два обелиска — это дозволялось лишь фараонам. По ее решению началось строительство храма в Дейр-эль-Бахри — ее будущей усыпальницы. Вокруг храма росли деревья, простирались пруды.

Увы, это благолепие давно исчезло. Стена скал высотой в две сотни метров нависает над брошенным храмом. Уцелели лишь три каменных террасы с портиками, а также статуи и рельефы. На одном из них бог Амон нисходит к матери Хатшепсут в облике ее мужа и, воспылав к ней страстью, отдает ей свое сердце.

Сохранились и гранитные обелиски, возведенные по приказу Хатшепсут, каждый весом более трехсот тонн. На одном изображен бог Амон, признающий сан прекрасной царицы. Бог всенародно возвещает: «Я возвожу тебя на мой трон. Я вручаю тебе скипетр и опахало. Я породил тебя, дабы ты стала опорой этой земле».

Хатшепсут была первым фараоном, запечатлевшим свое божественное происхождение в надписях и рельефах, — урок для будущих царей.

Время правления Хатшепсут — время стабильности и покоя. Прекратились военные походы в соседние страны. Утихли мятежи. «Моя власть заставила иноземцев склониться. Синай и земли бедуинов не укрылись от моего Величества».

Хатшепсут

Усыпальница Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри

На девятый год своего правления она снаряжает морскую экспедицию в страну Пунт, лежавшую, возможно, на территории современного Сомали.

В дальний поход снарядили лишь пять кораблей, на которых плыли 110 человек. Все корабли вернулись домой, доверху груженные золотом и благовониями, слоновой костью и живыми мирровыми деревьями, посаженными в кадки, и даже собаками и обезьянами. Добывая эти богатства, фараон Хатшепсут обошлась без кровопролитной войны.

Время забвения

Народ так и звал ее «фараоном», ведь у этого существительного не было женского рода. Чем дольше правила Хатшепсут, тем старательнее скрывала свой пол. Если в ранних статуях, изображавших ее, нельзя не узнать женщину, то со временем царица превращается в «благородного обликом мужа» в короне, с искусственной бородой и в короткой складчатой юбке. Подобные статуи убеждают, что перед вами законный правитель страны.

И все же Хатшепсут оставалась женщиной. Ее возлюбленным стал Сенмут. Впрочем, это предположение историков; о его отношениях с царицей можно судить только по официальным документам, а в них нет места намекам. Можно с уверенностью сказать лишь, что он был самым влиятельным человеком в окружении царицы, наделенным всей полнотой власти в стране.

А когда Хатшепсут познакомилась с ним, он был простым армейским писцом. После смерти отца она приблизила Сенмута к своему двору. Тот оказался блестящим организатором. Прибегая к хитрости и прилагая недюжинные усилия, Сенмут добивался, чтобы его любимая взошла на трон. В свою очередь, она осыпала его титулами и должностями. Это был талантливый, деятельный человек. Под его руководством, например, был возведен храм царицы Хатшепсут в Дейр- эль-Бахри. Он даже предусмотрел в его подвале местечко для собственной гробницы, чтобы и после смер-ти не расставаться с ней.

На шестнадцатый год правления Сенмут был устранен от всех дел. Его обвинили в коррупции, превышении служебных полномочий. Традиционные обвинения, звучащие как отговорка. Мы не знаем, что на самом деле произошло, ясно — что-то непоправимое. Тайная гробница Сенмута навсегда осталась пуста, его имя и изображения везде уничтожены. Остались лишь догадки об этой большой вдруг оборвавшейся любви.

К тому времени умерла и дочь царицы — Неферуре, а спустя шесть лет за дочерью последовала сама Хатшепсут. Она скончалась в 1458 году до новой эры в сорок с небольшим лет, оставив преемнику мощную, хорошо управляемую страну. Причина ее смерти неизвестна, но вряд ли она была убита по приказу пасынка, Тутмоса III. Мумия Хатшепсут до сих пор не найдена.

Хатшепсут

Тутмос III, преемник Хатшепсут

Можно предположить, что в годы правления Хатшепсут при ее дворе сложились две партии: одна, «партия мира», объединялась вокруг царицы, другая, «партия войны», — вокруг ее безвластного соправителя Тутмоса III. К «партии мира» принадлежали в основном высшие чиновники Египта, не желавшие рисковать карьерой и ждать, пока подрастет законный правитель страны — Тутмос. В «партию войны» входили высшие военные чины. В конце концов, последняя взяла верх.

Правление Тутмоса разительно отличается от правления Хатшепсут. Она вела исключительно миролюбивую политику. Он был великим завоевателем. Хатшепсут заботилась о процветании Египта и развитии торговли, он — о военной экспансии и покорении чужих земель. Хатшепсут настойчиво проводила в жизнь старинный принцип египетской политики: игнорировать соседние страны до тех пор, пока они не будут угрожать Египту. Тутмос воплощает новую государственную идею: присоединять к Египту столько соседних земель, сколько хватит сил. В годы правления Хатшепсут египтяне лишь торгуют с чужими странами, перенимая, впрочем, их культурные традиции. При Тутмосе III они преимущественно воюют с азиатами.

Хатшепсут неизменно делала все возможное, чтобы обезопасить себя от козней пасынка, лишенного власти. Она назначила его своим соправителем, велела изображать его на рельефах рядом с собой. Очевидно, такое положение не смущало юного царя. По словам немецкого историка Силвии Шоске, «он мог бы попытаться свергнуть Хатшепсут, но, видимо, не хотел этого. Почему? У него и так было все, чего он мог пожелать». Мог ли он обижаться на Хатшепсут?

Мнения историков вновь расходятся. Одни говорят: «Пожалуй, нет. Вряд ли новый властитель Обеих Земель мог сетовать на предшественницу. За годы правления Хатшепсут страна значительно укрепилась. Память о царице, очевидно, пытались вытравить гораздо позднее».

Другие историки полагают, что произошел государственный переворот, и описывают, как сторонники Тутмоса ворвались в Дейр-эль-Бахри и сбросили статуи с постаментов.

Третьи говорят, что многие надписи и рельефы пострадали, когда фараон-богоборец Эхнатон пытался истребить память о боге Амоне, которого так чтила Хатшепсут. Четвертые уличают в осквернении ее памяти всесильного фараона Рамсеса II.

Возможно, виновны в осквернении ее памяти и христиане-копты. Около 300 года новой эры храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри превращен ими в монастырь. Фанатики безжалостно разбивали ее статуи, выскребали или закрашивали фрески. Когда в 1904 году английский археолог Хоуард Картер, впоследствии открывший гробницу Тутанхамона, проник в усыпальницу храма в Дейр-эль-Бахри, саркофаг был пуст.

Долгие века клевета, по неведению передававшаяся из поколения в поколение, искажала облик царицы Хатшепсут. Несомненно, она была честолюбивой, но умной женщиной. Она, женщина-фараон, проводя политику, отличную от той, что вели ее предшественники, непрестанно воевавшие с соседями, принесла в свою страну мир и благополучие. Поистине слава Хатшепсут должна жить в веках!

Александр Голяндин.

Знание-сила №7, 2005 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *