Язэп Дроздович.

Язэп Нарцизович Дроздович (13.10.1888 — 15.09.1954) — белорусский художник (живописец и график), учитель, археолог, писатель, этнограф, фольклорист и любитель теоретической астрономии,  погибший в нищете гений, слава которого настигла его, как это часто бывает, только после смерти.

– Наследие на самом деле грандиозное, – говорил о работах Язепа Юрий Малаш —  исследователь творчества художника. – Но оно известно в общих чертах, несколько специалистов в Беларуси знают об этом удивительном феномене, который всё ещё ожидает своего времени. Но это громаднейший пласт! Правда, разбросан он по нескольким музеям, рукописи хранятся в Центральной научной библиотеке. Как их собрать? Ведь Дроздович может стать брендом Беларуси, как Чюрлёнис для Литвы, Пиросмани для Грузии. Беларусам есть что показать современному миру. Дроздович – это глыба, которую изучать и изучать.

Язэп Дроздович родился на хуторе Пуньки (ныне Глубокский район Витебской области) в семье обедневшего шляхтича-арендатора. Детство художника прошло в окрестностях Голубицкой пущи. Семья Язэпа, в которой кроме него было пятеро детей, рано потеряла отца и была вынуждена сменить немало мест жительства, арендуя чужую землю.

Учёбу Язэп начал в Дисенской гимназии, а в 1906 году переехал в Вильнюс, где поступил в художественную школу профессора живописи Ивана Трутнева. Там в течение четырех лет осваивал азы искусства и проходил курс академического рисования.

В 1910 году Язэп Дроздович был призван в армию России. После двух лет службы в Саратове он окончил курсы фельдшеров и начал работать в амбулатории. Первую мировую войну Дроздович встретил в действующей армии, при запасном батальоне, где были тяжелейшие  условия труда :приём по пятьсот пациентов в день. Там художник заболел брюшным тифом и на два месяца попал в госпиталь. После семимесячного отдыха с поездкой на родину Дроздович возвращается в армию.

В 1917  Язэп Дроздович возвращается домой. Он с оптимизмом приветствовал Первый Всебелорусский конгресс. В письме к Антону Гриневичу Дроздович поделился замыслом об организации академии искусств. На своей малой родине художник создал народную библиотеку, любительский театр.

В 1919 году, после создания БССР, Дроздович приехал в Минск. В это время он стал учителем рисования в Белорусской высшей женской школе, работал иллюстратором в литературных издательствах и художником-декоратором в Обществе белорусского искусства и Белорусском государственном театре, организовал культурно-просветительское общество «Малиновка». В Минске Дроздович создал серию уникальных изображений исторических районов города — Замчища, Верхнего Города, Татарского предместья. Исследовал русло Немиги, проводил раскопки в Заславле, Свири.

В конце 20-х годов Дроздович  переезжает в Вильно. В этот период своей жизни он начинает интересоваться небом и звёздами. Ему начинают сниться сны о далеких мирах, о существах, которые там живут. Свои сны он рисует по памяти. Дроздович вспоминает свою любовь детства: астрономию. После этого появляются нереалистичные шедевры, по которым многие знают художника и которые до сих пор разгадывают искусствоведы.

Язэп Дроздович сотрудничал с Вильнюсским белорусским музеем имени Ивана Луцкевича. Ради пополнения экспозиции музея он занимался раскопками городищ, собирал фольклор, создавал многочисленные зарисовки предметов материальной культуры, архитектуры, типажей крестьян. С этой целью в 1926 году Дроздович отправился в научно-творческую экспедицию , которая охватили почти всю Западную Беларусь, появились вместительные альбомы графики, которые являются неповторимым явлением в белорусском искусстве.

В 1933 году Дроздович возвращается  на родную Дисенщину к брату Константину. Здесь, на малой родине, художник создал большое количество графических и живописных произведений.

В начале 30-х появляются серии полотен «Жизнь на Сатурне», «Жизнь на Луне» и «Жизнь на Марсе» и даже книга по астрономии на беларуском языке «Небесные орбиты», изданная в Вильне на ту премию, которую Дроздовичу дала Академия наук.  В ней он изложил ряд своих теорий, в частности, о происхождении планет Солнечной системы и вращении Земли. Издание украсили собственные рисунки автора.

«Жизнь. Минутка вечности. Хотелось бы поработать и для наук, и для чистого искусства. Да нет чем обеспечить время на это. А вот и подсчёт всего того, что смог сделать на протяжении последнего лета: настенные ковры, карандашные и резные по дереву портреты для людей, и свободными от работы вечерами около полсотни лекций по астрономии для незнающих, что такое небо, звёзды, солнце и месяц.»

«С той поры как начал интересоваться астрономией — перечитал горы астрономической литературы, а во сне блуждаю по удивительным загадочным странам; … Рассматривая книгу  Фламмариона «Популярная астрономия», как на чудо отыскал ту местность, которую видел во сне».

Художник, бывало, увлекался и переделывал законы устройства вселенной. Но, если не брать в расчёт некоторые заблуждения, многие теории Дроздовича были математически верны, и спустя десятилетия, человечеству, которое стиснуло в своих руках телескопы и уже посетило космос, осталось только подтвердить, что художник был прав.

А его теория о «ператваральных зонах» в Космосе, в которых старые звезды омолаживаются и превращаются в новые, очень похожа на теорию существования чёрных дыр, — считает Юрий Малаш.  Кстати, был Дроздович убеждён и в космическом происхождении жизни на Земле.

«О своём говорю – придут времена, найдутся люди, которые смогут всё это, написанное мною, воплотить, проверить, да и напишут – а всё ж таки правду он писал, так и есть!». 

Поняно, почему сейчас его называют иногда   белорусским Да Винчи, иногда белорусским Циолковским. Но в 30-х годах на работу Дроздовича в Академии наук даже не обратили внимания, а ведь он принёс для них расчёты и точный рисунок с описанием принципа действия многоступенчатой ракеты, будучи художником. Тогда на Дроздовича смотрели, как на мечтателя, постоянно говорящего о каких-то планетах, которые приходят к нему во сне. «А как ещё к нему могли относиться? Ведь в Беларуси в те годы, наверное, только он один прочёл все труды по астрономии, которые были переведены», – говорят исследователи.

В картинах этого космического периода даже сюрреалистические пейзажи иных миров, с их правильной неземной геометрией все равно включали в себя что-то родное. То ли это ощущение исходило от пейзажей, то ли от наивных и таких знакомых  глазу изображенных персонажей. Космос Дроздовича – уютный и гостеприимный, хотя буквально через пару десятков лет человечество опытным путем выяснит, что это не так. Как пишут искусствоведы: «Иногда кажется, что художник просто увеличил родную Беларусь до размеров Солнечной системы».

После окончания войны из-за проблем со здоровьем Язэп Дроздович мало работал. Основным источником заработка художника были рисованные ковры для крестьян. Изредка писал пейзажи, портреты.

Удивительный человек — расписывал «дываны»(ковры)  за еду и видел космические сны. Он мистически умел проникать в некий иной мир — его «Городец» на Замковой горе в Минске был написан за 40 лет до раскопок — и воссозданные археологами  крепостные ворота буквально повторили его неопубликованный рисунок.

Чиновники от идеологии и культуры относились к творчеству Язэпа Дроздовича как к недостойному внимания. Примером тому служит уникальная роспись столовой в Лужках, которая была закрашена по приказу полоцкого чиновника. Дроздович даже  не был принят в Союз художников Беларуси.

Художник трагически умер. Потерявшего сознание «дядю Язэпа» нашли на дороге крестьяне. Его отвезли в Подсвильскую больницу, где через некоторое время он скончался.  Похоронен Язэп Дроздович в деревне Липляны Глубокского района. На могиле стоит стела с барельефом художника, которую выполнил скульптор Алесь Шатерник.

«Вечный странник» — именно таким Дроздович запомнился белорусам. Человек, который пытался понять и изобразить внутренний космос жителей нашей страны через свои работы о Луне, Марсе и Сатурне.

Однажды директор Лувра, посещая минский музей, увидел полотна Дроздовича и отметил, что он находится вне всяких стилей и направлений. Вот такого посмертного признания удостоился «сельский учитель», астроном, которому никто не верил, и один из самых выдающихся художников Беларуси, которого никто из современников не успел оценить по достоинству.

Источники:       http://delaemvmeste.by

https://drazdovich.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *