Бесподобный идеал. Ольга Соколовская.

Пьеро ди Козимо. Портрет Симонетты Веспуччи.

Симонетта Веспуччи вдохновляла лучших художников и поэтов Флоренции.

За свою красоту эта женщина, прожившая всего 23 года, получила прозвище Бесподобной. Ею вос­хищалась вся Флоренция, а ее смерть повергла в тоску огромную армию поклонников. Удиви­тельно, как при этом она умудрилась остаться в памяти символом не только внешнего очарования, но и сдержанной скромности. Симонетта Веспуччи вдохновляла поэтов на изящные стихи, а худож­ников – на великие полотна.

Чистый профиль, худоба и белокурая красота юной  Симонетты Веспуччи вдох­новляли многих художников.

Она стала моделью для картин Сандро Боттичелли, Пьеро ди Козимо, Доменико Гирлан­дайо. Две самые известные работы, на которых изобра­жена нежная Симонетта, – это «Весна» и «Рождение Венеры» Боттичелли, Прекрасная фло­рентийка прожила всего 23 года. Но её внешность стала одним из идеалов красоты на все последующие века.

Сандро Боттичели. “Весна”. (Симонетта изображена в виде Флоры – третья фигура справа)

Выгодный брак

Она бела и в белое одета;
Убор на ней цветами и травой расписан;
Кудри золотого цвета
Чело венчают робкою волной.
Улыбка леса – добрая примета:
Никто, ничто ей не грозит бедой.
В ней кротость величавая царицы.
Но гром затихнет, вскинь она ресницы.

Такие строки поэт Анжело Полициано в 1475 году посвя­тил флорентийской красавице.

За свою короткую жизнь Симо­нетта успела прослыть настоя­щим идеалом внешней и вну­тренней красоты. И вскружить голову многим мужчинам.

Симонетта Каттанео роди­лась в 1453 году, предположи­тельно в Генуе, в очень аристократическом семействе.

Родители девушки дружили с Пьеро Веспуччи, отцом Марко Веспуччи, за которого 16-лет­нюю девушку выдали замуж.

Это семейство состояло в родстве с Америго Веспуччи, флорентийским путешествен­ником, который впоследствии совершил несколько плава­ний к берегам нового неиз­веданного материка. В конце концов, Америку и назвали в честь него.

О браке договорились, конечно, не сами молодые, а их семьи. Отец Симонет­ты, прокуратор крупного банка, взял на работу зятя.

Это было выгодно: Веспуччи были банкирами семейства Медичи, правившего Фло­ренцией. В общем, светила Симонетте обычная жизнь благополучной итальянской аристократки.

Жить молодые решили во Флоренции – родном городе жениха. Там у Марко был соб­ственный дом. Переезд мо­лодой четы в город поэтов и художников совпал с воцаре­нием Лоренцо Медичи, кото­рого прозвали Великолепным за страсть к празднествам и роскошной жизни.

В честь прибытия в город молодого банкира с супру­гой Лоренцо и его младший брат Джулиано закатили роскошный пир. На этих празднествах флорентийцев просто ослепила красота Си­монетты.

Молодая женщина была высока ростом, белокура и белокожа. Нежными чертами лица она походила больше на северную славянку, чем на жительницу теплого Среди­земноморья. Её золотистые волосы украшали нити жем­чуга, вплетенные в них. Все гости мужского пола букваль­но затаили дыхание от такой красоты. Впрочем, дело было не только во внешней привле­кательности.

Ясная звезда

Юная синьора Веспуччи излучала какой-то особен­ный внутренний свет: милая, беззлобная, доброжелатель­ная женщина согревала всех, кто оказывался около нее. Мужчины готовы были па­дать к её ногам сразу же по­сле знакомства.

При этом поэт Анжело По­лициано представлял ее как «простую и невинную даму, которая никогда не давала повода к ревности или скан­далу».  Он говорил, что «среди других исключительных да­ров природы она обладала такой милой и привлекатель­ной манерой общения, что все, кто сводил с ней близкое знакомство, или же те, к кому она проявляла хоть малей­шее внимание, чувствовали себя объектом её привязан­ности. Не было ни единой женщины, завидовавшей ей, и все настолько хвалили её, что это казалось вещью не­обыкновенной: так много мужчин любили её  без воз­буждения и ревности, и так много дам восхваляли её без злобы».

Главным поклонником Симонетты стал Джулиано Медичи. В отличие от брата- правителя, он не был сильно занят государственными де­лами, поэтому много време­ни посвящал ухаживанию за очаровательной женщиной.

Согласно одним слухам, она стала его любовницей в 1475 году. Согласно другим, Си­монетта была чем-то вроде музы, дамы сердца, но никак не плоти этого представителя самого знатного рода Фло­ренции. Подобная поэтиче­ская любовь была в порядке вещей для итальянских ари­стократов того времени.

Теперь уже не узнать, как обстояло дело. Но Джулиано определенно гордился и до­рожил этой любовью, вне за­висимости от того, чиста она была или порочна. 28 января 1475 года, в день 22-летия Си­монетты, на флорентийской площади Санта-Кроче Джули­ано Медичи устроил рыцар­ский турнир. Событие офи­циально посвятили заключе­нию союза между Миланом, Венецией и Флоренцией. Но все считали, что младший брат правителя затеял это ме­роприятие именно ради си­ньоры Веспуччи, которую он избрал королевой турнира и своей дамой сердца.

Тот день рождения стал звездным часом для Симо­нетты  и предпоследним в ее короткой жизни. Вскоре после памятного турнира обнаружилось, что Веспуччи больна чахоткой. В то время подобный диагноз означал смертный приговор. О том, каким недугом страдала бед­ная Симонетта, стало извест­но из переписки её свекра Пьетро Веспуччи с самим Ло­ренцо Медичи.

Правитель Флоренции приставил к Симонетте луч­ших медиков, но ничего не помогало. Эскулапы исправ­но отчитывались перед Ло­ренцо – увы, в их рассказах не сквозила надежда на вы­здоровление. В апреле 1476 года красавица скончалась.

Её смерть вся Флоренция оплакивала так, как будто из жизни ушел не живой чело­век, а божество. Симонетту похоронили в церкви Оньиссанти (Всех Святых).

Лоренцо Великолепный так рассказал в одном из пи­сем о том, чем стала для него кончина Симонетты: «Была ночь, и мы с моим дражай­шим другом шли вдвоем, бе­седуя о поразившем нас не­счастье. Погода была ясная, и мы, беседуя, увидели на западе сверкающую звезду, столь яркую, что она своим сиянием затмила не только другие звезды, но и прочие светила, померкшие в её свете. Любуясь той звездой, я обернулся к другу своему и сказал: “Не удивимся мы, если душа этой дивной дамы превратилась в новую звез­ду или же, вознесясь, соеди­нилась с ней”.

Жизнь после смерти

Но настоящие чудеса на­чали происходить через не­сколько лет после похорон Симонетты. Юная Веспуччи прожила огромную новую жизнь, воскреснув на полот­нах художников.

Наиболее поразителен тот факт, что все великие карти­ны, на которых изображена Симонетта, включая «Рожде­ние Венеры» и «Весну» Сан­дро Боттичелли, писались спустя годы после смерти прекрасной синьоры.

Прижизненным изобра­жением Веспуччи считается «Мадонна делла Мизерикордия», принадлежащая кисти Гирландайо. На этой картине она нарисована в группе лю­дей. Но многие искусствове­ды выражают сомнение отно­сительно того, что на полотне именно Симонетта Веспуччи.

Так что неизвестно, позиро­вала ли какому-либо живо­писцу живая флорентийская красавица.

Музой и навязчивой иде­ей Боттичелли она оказалась именно после своей смерти.

Всю жизнь живописец грелся воспоминаниями о красоте и прелести Симонетты Веспуч­чи. Фактически она стала его воображаемой спутницей, его музой и его семьей. Ху­дожник умер в 1510 году. Со­гласно завещанию, его похо­ронили рядом с Симонеттой.

О том, чем была красота Симонетты Веспуччи, очень правильно написал русский поэт Михаил Кузмин: «Про­бежавшая всю молодость и свою всю жизнь в семь лет (16-23) девушка, почти виде­ние, символ, не человек, ко­торую Боттичелли так везде и рисовал в виде Венер, Ма­донн, весен, возлюбленная Лоренцо, воспетая Полици­ано, восторженная, радост­но-удивленная, открытая для всего и всех, легкий, убега­ющий профиль. Всем несет радость и прелесть жизни, и сама первая это восторженно воспринимающая. И Ботти­челли, который видит то, чего никто, ни она сама не видит, ее обреченность. Всеобщее моментальное обожание, причем всякому кажется, что всё её внимание обращено на него одного, так полна, прямодушна и легка ее пре­лесть. На вечные века символ скоропроходящей молодо­сти».

Наверное, только Ботти­челли, с его тонкой и поэти­ческой натурой, мог увидеть не только праздник молодо­сти, но и дуновение смерти, которое исходило от Симо­нетты. Было в ее красоте не­что проходящее и короткое, как весна. То, что удалось за­печатлеть на великих полот­нах.

 

Источник: журнал «Загадки истории» №5  2018 год.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *