Цветок в искусстве. Жажда красоты.Тараканова М.В.

Худ. Маргарита Манис (РБ)

Прелесть живого цветка, свежего, душистого, так не­долговечна. Идея сохранить его красоту в веках сродни желанию остановить мгновенье. И на картинах мастеров натюрморта оно успешно остановлено. Западная Европа, перенимавшая у Византии и материалы, и техники, и художников, органично поместила живописные и скульптурные изображения цветов в ряд христианских символов, под знаком которых мы их воспринимаем и сегодня.

Все народы покорны

Щедрая античность начинает осваивать мир Флоры, вплетая изображения цветов в живописные гирлянды на дошедших до нас фресках и вазописи. Варвары, встряхнувшие «застоявшуюся» Римскую империю, в своих орнаментах предпочитали изображать животных. Но стилизованные изображения гибких лилейных стеблей и виноградных лоз у них тоже встречаются.

Египтяне не рисовали подсолнухи

Посвящая богу солнца Ра множество даров, египтяне никогда не изображали среди них подсолнухи. В общем-то, как и кукурузу с картофелем. Припомним, что этих растений не было в нашем полушарии в это время.

Тему подсолнуха в искусстве начинает «Автопортрет с подсолнухом» Антониса ван Дейка. Этот цветок числился среди заморских диковинок и был привезен из Перу. Заметив, что подсолнух поворачивается вслед за солнцем, его причислили к символам светила, а также верности монарху.

 Антонис ван Дейк. «Автопортрет с подсолнухом».После 1633 г.
Антонис ван Дейк. «Автопортрет с подсолнухом».После 1633 г.

Благословенный дар природы

Всплеск интереса к теме растений в Византии пришелся на VIII — начало IX в. В те годы все общественно значимые здания превратились, по саркастическому замечанию современника, «в теплицы и оранжереи». Эта внезапно вспыхнувшая популярность живописной ботаники была вызвана периодом иконоборчества. И чем бы зарабатывали на жизнь художники, если бы не цветы — благословенный дар природы.

Абрахам Миньон. XVII в. Натюрморт с котом и падающей вазой с цветами.
Абрахам Миньон. XVII в. Натюрморт с котом и падающей вазой с цветами.
Мадонна в цветочном венке. Фигуры — Питер Пауль Рубенс, венок — Ян Брейгель Цветочный. Около 1619 г.
Мадонна в цветочном венке. Фигуры — Питер Пауль Рубенс, венок — Ян Брейгель Цветочный. Около 1619 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Цветоводам – любителям.

Владельцы садов заказывали и отдельные «портреты» цветов, не содержащие иной сюжетной линии. Кроме этого, рисовали и гербарии, где каждый цветок выписан с поразительным мастерством, и каталоги продаж — принтеров не было, всё копировалось от руки.

 Чарльз Кортни Каран. Водяные лилии.
Чарльз Кортни Каран. Водяные лилии.

Эмблема любви.

Алая роза изначально была, конечно, символом любви, любви Христа — шипы и алый цвет напоминали о Его Страстях. Однако венок или букет из алых и белых роз символизировал всеобщее единство христиан перед лицом Бога, что и утверждает Альбрехт Дюрер в самой яркой и пестрой, самой «итальянской» своей картине «Праздник венков из роз» («Праздник четок»).

Больше чем цветок

Величественная лилия, символ непорочности Девы и эмблема королей, присутствует почти на всех изображениях Богоматери. Насколько условно ее изображение в раннем христианском искусстве, настолько упруго и объемно выписан каждый лепесток в период Высокого Возрождения и барокко.

Ковры из цветов усыпают травы. Охапки их летают в воздухе на поэтико-мифологических картинах Боттичелли, напоминая ковры из живых цветов или их тканые «замены» на зиму — мильфлёры.

Смысловые оттенки.

На гобеленах рассудочного Средневековья цветов все же было немного меньше, к примеру, в сияющем алым фоном цикле «Дама с единорогом».

В сценах поклонения Мадонне распускаются лилии и ирисы — символы чистоты и сердца Девы. А рядом скромный пушистый одуванчик — знак Младенца Христа. Выписанные обычно на передних планах, они неудержимо привлекают внимание особой лирической интонацией, гибкостью линий, богатством и точностью оттенков.

 Отто Шолдерер. Цветочная композиция. 1890-е гг.
Отто Шолдерер. Цветочная композиция. 1890-е гг.

Цветочный натюрморт XX в. наполнен всем спектром смысловых отсылок к работам мастеров предшествующих тысяч лет — и в этом особая прелесть жанра. Он хранит воспоминания не только о живых цветах, но и о руках — творческих почерках художников,  их рисовавших.

 

Источник: «Загадки признанных шедевров».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *