Наталья Петровна Бехтерева – исследователь тайн мозга.

“Всю свою жизнь я посвятила изучению самого совершенного органа —
человеческого мозга, и пришла к выводу, что
возникновение такого чуда невозможно без Творца.”

Н.П.Бехтерева

Она считала, что человеческий мозг — это живое существо, находящееся в нашем теле, и знала о лабиринтах мысли больше, чем любой другой.

В этом году внучке всемирно известного физиолога, психиатра и невропатолога Владимира Бехтерева, нейрофизиологу с мировым именем, руководителю Института мозга человека РАН академику  Наталье Бехтеревой исполнилось бы 95 лет.

Она родилась 7 июля 1924г. – в год смерти Ленина. Спус­тя три года ушел из жизни ее знаменитый дед — психолог и специалист еще в нескольких человековедческих дисциплинах Владимир Михайлович Бехтерев. По мнению его сына и внучки, Владимира Михайловича убили.Наилучшее представление о Владимире Бехтереве дает его портрет кисти Ильи Репина.

Бехтерев в одной из своих научных работ — «Тайна бессмертия» сделал вывод: мысль материальна и является разновидностью всемирной энергии, стало быть, в соответствии с законом сохранения энергии исчезнуть не может. Это прозвучало в разгар Первой мировой войны, когда человеческая жизнь не стоила понюшки табака и люди перестали понимать, за что погибают, если все решает пуля-дура. Бехтерев провозгласил: «Смерти нет, господа, это можно доказать!». Он вернул веру в осмысленность жизни и, значит, ответственность за поступки.

Именно Бехтерев ввел понятие психического микроба, способного приводить к психическим пандемиям. «Достаточно, чтобы кто-нибудь возбудил в толпе низменные инстинкты, и толпа, объединяющаяся благодаря возвышенным целям, становится в полном смысле зверем, жестокость которого может превзойти вся­кое вероятие».
Как полагают некоторые исследователи, Бехтерева пытались привлечь к созданию оружия, которое в наше время назвали бы психотропным. Он отказался.

По семейному преданию, озвученному Натальей Петровной Бехтеревой,  академик оказался неугоден из-за того, что, исследуя мозг умершего Ленина, пришел к заключению: вождь пролетариата страдал сифилисом. Вскоре после этого Бехтереву предстояла поездка за границу на международную конференцию. Власти опасались, что своим открытием он может поделиться с коллегами и это нанесет вред имиджу советского государства. Решили, как всегда: нет человека — нет проблемы. Но все это лишь версия, которую нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть.

В день смерти деда маленькая Наташа впервые столкнулась со странным совпадением. 24 декабря 1927 года ее родители наряжали рождественскую елку. Под разлапистую ветку отец поставил Деда Мороза и три свечки. Любуясь композицией, сказал жене: «Смотри, как Дед Мороз похож на отца». В эту минуту раздался телефонный звонок: Владимир Михайлович ско­ропостижно скончался.

Официальной причиной смерти стало от­равление консервами. Есть снимок, на котором голова лежащего в гробу Бехтерева подвязана белой косынкой. Она скрывала последствия трепанации черепа. Незадолго до смерти ученый сам выступил с идеей создать Пантеон мозга великих людей. «И судьба распорядилась со свойст­венной ей иронией, — писал Игорь Губерман: первым оказался в музее мозг его соз­­дателя».

Спустя много лет Наталья Петровна поинтересовалась, где хранится мозг дедушки. Ей ответили, что уже давно весь его изрезали на препараты, но ничего особенного, отличающего мозг выдающегося ученого от людей заурядных, не обнаружили.

Отец Натальи Петровны, инженер и изобретатель Петр Бехтерев, был расстрелян в 1938 году, а мать, врач Зинаида Бехтерева, была репрессирована и как член семьи врага народа, отбывала длительный срок в лагере. Трое детей остались сиротами. Младшую девочку забрали родственники, а Наталья с братом воспитывались в детском доме для детей репрессированных. Она вспоминала о своем детстве: «Слава Богу, мне очень повезло с детским домом. Мы с братом попали в детский дом для латышских детей, чьи родители тоже были репрессированы. И там был потрясающий директор, Аркадий Исаевич Кельнер. Сказать, что в детском доме, которым руководил такой человек, было плохо, будет попросту нечестно, несмотря на то, что прежде у нас была хорошая квартира, уютный дом и обеспеченная жизнь. Трагедия состояла не в утрате всех этих уютных обстоятельств, а исключительно в потере родителей. Поначалу она была несколько меньшей, потому что я не знала, что отец расстрелян (нам сказали, что ему дали 10 лет особого режима), и верила, что, когда закончу школу, жизнь вернется на круги своя: вернется мама и, быть может, отец… Но через пару лет мама написала, что ей дали восемь лет, а не пять, как я думала, и я поняла, что с этого момента я иду в жизнь одна. Вот это было по-настоящему драмой. Но вот вопрос: не свершись она в моей судьбе, стала ли бы я тем, кем мне пришлось стать? Дома я учебника в руки не брала: я занималась музыкой, языками, много читала и к учебе относилась крайне прохладно. А Кельнер мне сразу сказал: «Положение у тебя такое. Если ты не будешь первой ученицей в школе (а школа была не детдомовская, а общая), мне тебя не отстоять: после седьмого класса ты отправишься на кирпичный завод». Дети так называемых «врагов народа» получали такую путевку в жизнь».

Она стала первой ученицей. В детском доме Наташу прозвали «королевой» за гордую осанку и царственную походку. Войну юная Наташа переживала в блокадном Ленинграде…Несмотря на весь ужас блокадного существования, она умудрилась поступить в мединститут. Запомнила не так мороз той зимы, как ледяной ветер. Всякий раз, подходя к мосту, где от ветра не было спасения, хотела повернуть назад, забраться под одеяло и больше не выходить из дома. Но доходила до середины моста,  там становилось все равно — вперед идти столько же, сколько назад, поэтому шла вперед.

В 1947 году Н.П. Бехтерева окончила Первый Ленинградский медицинский институт имени академика И.П. Павлова, потом аспирантуру в Институте физиологии ЦНС АМН СССР, защитила кандидатскую и докторскую диссертации. С 1954 по 1962 годы она работала в Ленинградском научно-исследовательском институте имени профессора А.Л. Поленова; с 1962 по 1990 годы была заведующей отделом, заместителем директора по научной работе и директором Научно-исследовательского института экспериментальной медицины АМН СССР. С 1990 года Наталья Петровна Бехтерева являлась научным руководителем Института мозга человека РАН.

Академик Н.П. Бехтерева – автор около 400 научных работ, опубликованных в разных странах; возглавляемая Бехтеревой научная школа насчитывала большое число ученых и врачей, работающих в различных городах России и за рубежом. Она участвовала в качестве лектора и докладчика на конгрессах и симпозиумах, проходивших во многих странах. Н.П. Бехтерева была вице-президентом Международного Союза физиологических наук, вице-президентом Международной организации по психофизиологии, главным редактором журналов «Психофизиология» и «Физиология человека». Она является почетным членом научных обществ ряда стран.
Наталья Петровна Бехтерева была награждена высокими правительственными наградами СССР и России, а также международными научными наградами. Международный астрономический союз присвоил имя «Бехтерева» малой планете № 6074 Солнечной системы.
Исследования Н.П. Бехтеревой, положенные в основу принципиально новых методов лечения заболеваний нервной системы человека,  имеют уникальную научную ценность. Она по праву считаталась ведущим нейрофизиологом нашего времени.
И особый интерес представляют исследования Натальи Бехтеревой в области паранормального  исследования не просто увлеченного этой темой человека, а выдающегося ученого.

Ею исследованы и сформулированы принципы надежности деятельности мозга и открыт мозговой механизм оптимизации мыслительной деятельности – детектор ошибок, создан метод электростимуляции мозга для лечения самых тяжелых болезней.

Много лет назад Наталья Петровна произнесла слова, ставшие афоризмом: «Мозг необъятен как Вселенная». Она доказала феномен альтернативного зрения (видения). Н.П. Бехтерева считала, что ученый должен четко ставить перед собой вопросы, не боясь встречи с непознанным.

В конце 80-х годов ее глубоко потрясла встреча с ясновидящей Вангой: «Мне надо было понять: вот такой феномен, пусть один на всем Земном шаре – он может существовать? Существует или нет человек, общающийся с умершими?… Я должна признать: встреча эта меня глубоко потрясла. Более того: чем больше проходит времени, тем сильнее я убеждаюсь в том, что имела дело с уникальным явлением ясновидения… Так получилось, что после поездки к Ванге – это просто по времени совпало – я очень многое пережила. Я пережила предательство ближайших друзей, травлю в Институте экспериментальной медицины, который я тогда возглавляла и где объявила о своем решении уйти в новый Институт мозга, и самое страшное – смерть двух моих родных людей: мужа и его сына от первого брака. Они умерли очень трагически, почти одновременно… Вот тогда я очень изменилась… К примеру, я никаким образом не могла найти объяснения тому, что фотография моего мужа после его смерти плакала (это происходило в присутствии свидетеля). Как и тому, что муж, явившись мне после этого во сне, просил помочь в издании рукописи его книги, которую я не читала и о которой не узнала бы без его слов. Это был не первый подобный опыт в моей жизни (перед арестом отца в 1937 году я тоже видела сон, затем в точности повторившийся в реальности), но здесь я впервые задумалась о происходящем всерьез. Разумеется, эта новая реальность пугала. Но мне тогда очень помог мой друг, настоятель Софийского собора в Царском селе отец Геннадий…».

Наталья Петровна считала, что ученый может быть глубоко верующим человеком, но «к вере нельзя прийти ни под чьим-то влиянием, ни по одному лишь эмоциональному порыву, ни тем более по причине логически выстроенных умозаключений. Духовный путь человека – слишком тонкая материя. Никакие примеры здесь неуместны. Убеждать кого-либо в правдивости Евангелия на основании моих научных регалий невозможно. Моя история есть просто некий частный опыт». Она была убеждена, что наука «не является антагонистом вере».

Подводя итоги наблюдений над собой, над своими снами и видениями, она писала: «Я знаю, как опасно двинуться в это «зазеркалье». Я знаю, как спокойно оставаться на широкой дороге науки, как повышается в этом случае «индекс цитирования» и как снижается опасность неприятностей — в виде разгромной, уничтожающей критики… Но кажется мне, что на земле каждый, в меру своих сил, должен выполнить свой долг». И сейчас, если заходит речь о Наталье Петровне Бехтеревой, можно услышать: да, выдающийся ученый, бесспорно, только зачем её занесло в мис­тику?

Но дело в том, что когда обычные люди рассказывают о «странных» явлениях и предвидениях, им можно верить или не верить. Чаще им не верят, иногда правильно: шарлатаны очень любят порезвиться на поле малоизведанного. А вот «зазеркальным» опытом Натальи Петровны Бехтеревой трудно пренебречь — ее честность, человеческий и научный авторитет неоспоримы.

И ведь всегда так было. Всегда находился кто-то с незашоренными глазами, для кого не существовало раз и навсегда прописанных догм и кто восклицал: «А все-таки она вертится!». И оказывалось, что она действительно вертится…

Источники:  https://www.liveinternet.ru
https://eho-2013.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *