Неоправданная цена. Сергей Евтушенко. 

Говорят, война никогда не меняется, но это лишь философский подход. Военное дело постоянно идёт вперёд, раз за разом изобретая всё более искусные способы уничтожения врага. Казалось бы, что может быть проще? Но здесь кроется парадокс: чем лучше развивается военная техника, тем сложнее и дороже становится война — во всех смыслах.

 

Камень и бронза

Сколько стоит убить человека? Воп­рос неожиданный и достаточно сложный, и потому попробуем поместить его в под­ходящий контекст. В древнейшие времена, до зарождения государств, для убийства ближнего своего нужно было изготовить оружие — топор, копьё или лук, а затем применить его по назначению. Неприятно, хлопотно, но умеренно недорого. Затем возникла цивилизация, какой мы её знаем, страны и армии, которые следовало не только вооружать, но и одевать, кормить и тренировать, иначе они не могли эффек­тивно уничтожать другие армии. Стоимость убийства резко возросла, и мы все ещё говорим об уровне технологий Древнего мира, где бронза считалась самым проч­ным и надежным материалом.

Парадокс цены войны проявлялся уже тогда, за много тысячелетий до нашей эры, в Египте, Шумере, Греции, Китае…

Чем острее точились мечи и быстрее становились колесницы, тем лучше одни солдаты убивали других, тем выше под­нимались траты на войну. Это, разумеет­ся, не останавливало наших предков от кровопролития, но причины, по которым люди воюют, вообще довольно слабо свя­заны с уровнем вооружения. Ускорение военных технологий давало огромное преимущество, но при этом высасывало из казны не менее громадные средства.

Ряд государств даже попадали в ловуш­ку, когда мощная боеспособная армия должна была бесконечно поддерживать своё существование, отправляясь в новые и новые победоносные походы для всё более богатой добычи. От «военной зависимости» в разные времена страдали Римская империя, царство Александра Македонского, Монгольская империя и многие другие. Как только армии переста­вали воевать, они становились чрезмерно дороги для содержания, а их роспуск приводил к дополнительным проблемам, вплоть до развала великих империй на массу мелких стран.

Убийство человека в древности стои­ло очень, очень дорого. Но кто-то может возразить, что в современности жизни ценятся значительно дешевле, ведь их гораздо проще отобрать. Как ни странно, это абсолютно верная предпосылка, из которой делается спорный вывод. Тоже своего рода парадокс.

Деньги на кровь

Современное оружие по сравнению с оружием древним делает свою работу даже слишком хорошо. Одно дело — мет­нуть во врага дротик или ударить мечом, другое — нажать на спусковой крючок. Но статистика трат на войну самых продви­нутых стран подтверждает кривую, тяну­щуюся через тысячелетия: убивать врагов всё ещё чудовищно затратны.

В качестве примера можно взять исследование 2015года от американской организации National Priorities Project на тему «Сколько США тратят на войну в Афганис­тане». Цифры нереальные: один час воен­ной операции стоит 4 миллиона долларов, пятилетняя кампания — 715 миллиардов, совокупные военные действия за тот же период — более 1,5 триллиона. Причем это расходы исключительно на пребыва­ние солдат за рубежом, не включающие в себя медицинскую помощь раненым, пособия ветеранам и госдолг, выросший из-за трат на войну. Можно сказать, что США получают в итоге контроль над ре­гионами, «скидку» на ископаемые вроде нефти, марионеточные правительства и многое другое. Но это отдаленная и не вполне надежная прибыль, а безумные деньги на войну уходят из кармана уже сегодня. Содержание солдат — дорого.

Крупная военная техника — очень доро­го. Баллистические межконтинентальные ракеты — бесконечно дорого, и потому, к счастью, в ход пока что не идут.

Даже если взять современную войну для государств поменьше, она пожирает деньги с не меньшей силой. Так, новый виток конфликта в Нагорном Карабахе, разворачивающийся с 27 сентября, уже обошелся обоим сторонам примерно по миллиарду долларов убытков.

Притом что ни Азербайджан, ни Арме­ния финансами США, мягко говоря, не об­ладают, а долгосрочные боевые действия обещают оказаться во много раз дороже.

И здесь парадокс цены войны показывает своё второе лицо: чем лучше развиваются технологии, тем больше гибнет не солдат, а мирного населения. И это, согласитесь, гораздо печальнее, чем исчезнувшие мил­лиарды долларов.

Смерть с небес

Убийства стоят дорого во многом по­тому, что они направлены против других таких же обученных убийц.

Но парадокс безжалостен: потери гражданского населения во время боль­шинства войн либо напрямую приближа­ются к потерям солдат, либо превышают их в несколько раз. А технологии, вместо того чтобы делать войну более «точечной» и «благородной», лишь увеличивают этот разрыв.

Когда ремесло войны имело в распо­ряжении только копья, луки и немногочис­ленные осадные машины, невинные люди зачастую гибли лишь по воле вражеских солдат и командиров, разрешивших или приказывающих «зачистить» местность . Войнам также сопутствовали пожары, эпидемии и голод , но , не считая уникальных (и , возможно, не вполне  достоверных) при­меров , потери считались по воен­ным, а не мирным жителям. Современное же вооружение предполагает две вещи: уничтожение врага с максимально даль­него расстояния и массовое поражение.

Артиллерия и авиация не смотрят, на кого обрушивают снаряды и бомбы, особенно если цели расположены в городской черте.

В самой страшной войне в истории человечества — Второй мировой — по­гибло более 71 миллиона человек. Из них потери мирного населения — 46 милли­онов 733 тысячи, две трети. Из них почти 18 миллионов — потери СССР. Цифры, не поддающиеся воображению, горы трупов, за которыми не видно неба. На словах лю­бых военачальников они якобы хотят мини­мизировать гибель мирных граждан, но на деле выходит совсем наоборот. Никакая, даже самая ультрасовременная техника не облегчает задачу: беспилотники уничто­жают больницы и школы вместо военных объектов, мины разрываются под ногами у детей. Массовость и дальность сыгра­ли с войной исключительно злую шутку, выкрутив счётчик смертей среди тех, кто наименее защищен.

Вопросы без ответов

Война сама по себе парадоксальна до боли: почему мы, разумные существа, должны убивать друг друга, особенно ког­да столько поводов сплотиться и вместе творить светлое будущее? Осколки ответов осыпаются вокруг, так и не складываясь в единую картину, порождая новые пара­доксы, один хуже другого. Удар копьем — одна жертва. Автоматная очередь — пять убитых. Атомная бомба…

Человеческая цивилизация — кар­точный домик на неровной поверхности планеты, то и дело пытающийся пошатнуть сам себя. Чем больше мы развиваемся, тем больше шансов преуспеть в этой безумной затее, для того чтобы откатиться к эпохе копий и луков. Война—невообразимо, неоправданно дорогая штука в наши дни, с  ужасающей легкостью стирающая тысячи  невинных жизней. Когда мы найдем решение хотя бы для части её парадоксов,  можно будет вздохнуть немного спокойнее.

http://file.magzdb.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *