Первый Нобелевский лауреат – ребёнок Нобелевских лауреатов.

Ирен Кюри родилась в Париже 12 сентября 1897 года. Ее родители, Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри еще не были известными учеными, они вместе работали в физической лаборатории и полностью были погружены в научную работу. На момент рождения дочери в их крохотной квартире не было даже ванны.

Она росла в семье замечательных ученых, которые прославили себя не только крупнейшими научными открытиями, но и гуманизмом, честностью, высочайшим человеколюбием, прогрессивными общественными взглядами и безграничной преданностью науке. Эти черты характера передались и Ирен.

Уже в раннем детстве она производила на окружающих впечатление своей незаурядностью и любознательностью. Много времени девочка проводила с отцом; подрастая, стала его маленькой подругой. Пьер Кюри отвечал на все вопросы дочери, вел с ней серьезные разговоры и радовался быстрому развитию ее юного ума. Ирен была похожа на отца — такая же медлительная и замкнутая.

Когда ей исполнился год, ее родители открыли радий. Тем не менее, они очень любили дочь и старались уделять ей как можно больше времени: они называли ее “своей маленькой королевой”.

Когда погиб отец, ей было восемь лет, и ее воспитателями стали мать и дед — доктор Эжен Кюри. Отец Пьера Кюри был человеком выдающихся способностей, редкой душевной чистоты, широкообразованным и остроумным.Он присутствовал на родах (сам был доктором на пенсии), а после смерти жены – Ирен было тогда лишь две недели – переехал в дом сына и полностью посвятил себя воспитанию девочки. Дед стал заботливым наставником для осиротевшей Ирен, был товарищем ее детских игр и первым учителем. Он воспитывал в ней духовную уравновешенность и оптимизм, непререкаемую любовь к реальности, учил ее любить природу.   Девочка очень рано научилась читать и писать. Эжен Кюри обучал ее ботанике и привил любовь к Виктору Гюго.

В 1904 году у Ирен рождается сестра и дед так же берет ее воспитание на свои плечи. Он умер в 1910, в 83 года, когда Ирен было 12 лет.

 

 Мария и Пьер Кюри с дочерью Ирен
 Мария и Пьер Кюри с дочерью Ирен

Мария Кюри, к тому времени уже получившая одну Нобелевскую премию, вплотную принимается за образование дочерей. Ее не устраивает ни одна Парижская школа, поэтому она создает свою – кооперативную школу для детей ученых: 10 детей получали занятия от лучших профессоров Сорбонны. Химию вела сама Мария Кюри, физику – Жан Батист Перрен (нобелевский лауреат), математику – Пол Ланжевен. В такой атмосфере дети быстро получали знания и были очарованы наукой. Ирен быстро становится первой в классе. К сожалению, школа существовала всего два года – ученым трудно было совмещать работу и обучение детей, так что Ирен поступает в частную школу Севиньи, где и получает диплом о среднем образовании.

В 1911 году она присутствует на вручении Нобелевской премии своей матери, а после этого отправляется путешествовать .  Ирен — спутница матери и в ее туристических походах по Франции. Летом 1913 года вместе с ними путешествуют Альберт Эйнштейн с сыном, и для Ирен их беседы с Марией Кюри являлись подлинным откровением. Эйнштейн   восхищен страстью к науке у этой пятнадцатилетней девочки.

Ирен Кюри в лаборатории с матерью
Ирен Кюри в лаборатории с матерью

Ирен поступает в Сорбонну обучаться сестринскому делу, а в 1914 году начинается Первая Мировая война и Ирен, вместе со своей матерью, уезжает в военный госпиталь, помогая ей делать рентгенограммы. Мария Кюри создает передвижные рентгеновские установки для обследования раненых на фронте. Ирен ездила с матерью, помогая ей устанавливать аппаратуру. Вскоре она стала самостоятельно работать рентгенологом в походных лабораториях и в прифронтовых госпиталях. Семнадцатилетняя девушка помогала оборудовать рентгеновские кабинеты, принимала раненых и обучала врачей. В сердце Ирен, видевшей страдания людей, принесенные войной, росло возмущение против преступников, затеявших ее. Военное время порождало новые различные обязанности Ирен. В 1916 году она вместе с младшей сестрой Евой заменяла крестьян, мобилизованных на фронт, вязала снопы и работала на молотилке в Бретани.

После войны она поступает на работу в лабораторию матери, а затем, в 1921 году начинает свои собственные исследования: она изучала радиоактивный полоний и процессы, связанные с его распадом (полоний, кстати, открыли ее родители и назвали в честь Польши – родины Марии Кюри).

Сестра Ева, ставшая журналисткой и писательницей, писала, что Ирен была спокойной, удивительно уравновешенной, ни на минуту не сомневалась в своем призвании. Удивительно просто и естественно она вступала на путь, по которому следовали ее родители, не задаваясь вопросом, займет ли она в науке такое же большое место, какое заняла ее мать, и не чувствуя тяготеющего над ней громкого имени. Ее искренняя любовь к науке, ее дарование внушали ей только одно честолюбивое желание — работать всю жизнь в лаборатории, которая строилась на ее глазах и где с 1918 года она значилась как «прикомандированная лаборантка».

Дочь и мать сильно отличались друг от друга по характеру: Мария была сложней, Ирен — более прямолинейной. Их споры только укрепляли глубокую нежность друг к другу и взаимное уважение.

В 1925 году Ирен Кюри защитила докторскую диссертацию на тему об исследовании альфа-частиц, испускаемых полонием.

Свою научную работу она продолжала вести в лаборатории матери. Ирен всегда делала сама все препараты, как и мать, никому не доверяла обсчеты по приборам. Ее научная работа отличалась глубиной подхода и точностью результатов. В этой же лаборатории исследованиями радиоактивности занимался французский физик Фредерик Жолио. Об явлении радиоактивности Ирен знала гораздо больше, чем Фредерик, и часто помогала ему.

Фредерик и Ирен Жолио-Кюри.
Фредерик и Ирен Жолио-Кюри.

В 1926 году она выходит за него замуж.   Ее мать считала это ошибкой, но брак был удачным. Правда, сама Ирен иронично замечала: “Есть мужья, которые бережно хранят фотографию жены. Попросите Фреда показать карточку, которую он носит в своем портфеле. Это карточка великолепной щуки, пойманной Фредериком». Они были очень разными по характеру: скромная и тихая Ирен и шумный, говорливый Фредерик.

Первые годы их совместной жизни были безмятежно счастливыми и спокойными. В семье Жолио-Кюри было двое детей: дочь Элен, родившаяся в 1927 году, и сын Пьер, родившийся в 1932 году. Летом они всегда отдыхали вместе в знаменитом месте отдыха парижских профессоров — в приморской деревушке Ларкуэст в Бретани. Уплывая далеко в море, Ирен и Фредерик ловко управляли яхтой, а вечером при свете фонариков пели вместе с рыбаками и плясали на деревенской площади.

Супруги в 1931году начинают крупное исследование, заметив, что некоторые нерадиоактивные элементы начинают излучать мощную радиацию при их бомбардировке альфа-частицами. Они используют различные вещества, изучают выход позитронов и наконец, 15 января 1934 года обнаруживают, что при облучении алюминия и бора, часть их атомов превращается в новые химические элементы: алюминий – в радиоактивный фосфор, а бор – в изотоп азота. За довольно короткое время супруги получают множество новых элементов.

В сентябре 1933 года Ирен и Фредерик Жолио-Кюри впервые посетили СССР в качестве участников Всесоюзной конференции по атомному ядру, состоявшейся в Ленинграде.

В 1935 году они вместе получают Нобелевскую премию по химии “за выполненный синтез новых радиоактивных элементов”. В 1936 году Ирен становится профессором Сорбонны, читает лекции и продолжает изучать радиоактивность. Они приехали в Москву по приглашению Академии наук и выступили на первых Менделеевских чтениях с докладом об искусственной радиоактивности.

В 1937 году, работая с ураном, она очень близко подходит к пониманию распада ядра урана (ядерная реакция), ее коллеги из Германии завершили этот эксперимент.

Ирен Жолио-Кюри была известным общественным деятелем. В 1936—1937 годах она принимала активное участие в кампании в защиту испанских республиканцев, интернированных во Франции, входила в комитеты, организовывавшие помощь беженцам-антифашистам из Германии и стран, захваченных Гитлером.

Во время Второй Мировой войны, когда  Франция была в немецкой оккупации, Ирен и Фредерик оба сотрудничают с Сопротивлением, пока в 1944 году гестапо не увеличивает подозрения по поводу ее мужа: Фредерик уходит в подполье, а Ирен с детьми скрывается в Швейцарии.

После окончания войны  она становится директором Радиевого института, но, памятуя о собственном детстве, старается больше времени проводить со своими детьми. После окончания Второй мировой войны она настойчиво боролась против использования атомной энергии в военных целях и в 1946 году вошла в состав Комиссариата по атомной энергии. И января 1951 года по решению Совета министров Франции Ирен Жолио-Кюри за свою деятельность в защиту мира была удалена из Комиссариата, хотя никакого официального мотива или объяснения дано не было.

Она занимается и социальной работой – входила в комитет Союза французских женщин и работала во Всемирном Совете Мира. К сожалению, уже тогда ее здоровье стало ухудшаться.

Ирен была автором более 50 научных трудов. Она была избрана членом Академии наук Бельгии и Индии, почетным доктором Эдинбургского университета в Англии, Норвежского университета в Осло и в других странах; в 1947 году Ирен становится иностранным членом-корреспондентом Российской  Академии наук .

В 1955 году она помогает сконструировать ускоритель частиц в Орсэ и это было ее последним научным результатом: вскоре после этого ее состояние становится крайне тяжелым и в 1956 году, 17 марта, она умирает от лейкемии. Ее муж, Фредерик Жолио-Кюри пережил ее лишь на два года.

27 апреля Всемирный Совет Мира посмертно присудил Ирен Жолио-Кюри почетную премию мира.

В честь Ирен Жолио-Кюри был назван кратер на Венере. В честь ее мужа – на Луне.

Источники: http://biografiivsem.ru; https://zen.yandex.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *