Академизм. Из Италии по всему миру. Тараканова М.В.

Идея создать Академию как место получения высочай­шего образования возникла во времена философа Пла­тона. Правда, у него не было выдающегося архитектур­ного сооружения с колоннами. Он со своими учениками прогуливался в оливковой роще, да не простой, а леген­дарной. Сочетание мощи знания, безусловного автори­тета учителя, легендарной основы и определяет суть всех великих академий, и не только художественных.

От индивидуального к общественному.

Мастера прекрасной эпохи Возрождения считали, что накопили столько ценного опыта, что готовы передавать его в массовом порядке.

То есть не в монастырских школах и не в гильдейских мастерских, как прежде. А в учебных заведениях, в кото­рых бы обучались новые, неизбежно высокообразован­ные люди, получившие в готовом виде
все те знания и на­выки, над которыми Микеланджело и Леонардо когда-то ночей не спали.

И, разумеется, эти люди должны были создавать ещё более великие шедевры — они-то почерпнули у масте­ров все самое лучшее: от одного форму, от другого коло­рит, от третьего знание анатомии и т.д. И если сложить в одной картине все великое!.. В результате, к сожале­нию, не получится целостный оригинальный образ, но об этом братья Карраччи не догадывались.

Юпитер и Юнона. Аннибале Карраччи. 1597 г.
Юпитер и Юнона. Аннибале Карраччи. 1597 г.
Пьета. Аннибале Карраччи. Между 1602 и 1607 гг
Пьета. Аннибале Карраччи. Между 1602 и 1607 гг

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Увы, из этих благих начина­ний, из строгости и верно­сти идеалам выросло нечто столь далекое от «низмен­ной» реальности, столь хо­лодное и поучающее, что даже в творчестве самих ве­ликих академиков результат их усилий выглядел скучно­ватым. Отсутствие искрен­ности убивает любое твор­чество. Но методика была отра­ботана.

 

Жанна д’Арк на коронации Карла VII в Реймском соборе.  Жан-Огюст-Доминик Энгр. 1854 г.      
Жанна д’Арк на коронации Карла VII в Реймском соборе.  Жан-Огюст-Доминик Энгр. 1854 г.

 

Польза от академизма есть, и немалая. Это и знаком­ство с формами классического искусства, и изучение искусства античного мира и Возрождения. В техни­ческом плане это и умение безошибочно компоно­вать объекты изображения, и навык идеализировать натуру ради воплощения замысла картины, и изуче­ние законов гармонии (и возможность позаимство­вать у классиков некоторые особенно понравив­шиеся кусочки), и стремление к развлекательности и виртуозности во фривольно-мифологических или героико-патриотических сюжетах.

 

 

Бравые «пожарные».

Сражение. Анн-Луи Жироде-Триозон. 1820-е гг.
Сражение. Анн-Луи Жироде-Триозон. 1820-е гг.

«Пожарным» (Les Роmpiers Аrt) официально величают академическое искусство середины X IX в. во Франции. Псевдоантичные шлемы обнаженных мускулистых персонажей с полотен «академиков» были похожи на сияющие медью шлемы французских пожарных.

Добавим сюда по-французски изящный каламбур: слова Роmpei (Помпеи — античный город) и роmpeux (помпезный) созвучны.

 

Всегда популярны.

Механическое повторение канонизированных образцов хорошо ставит руку, и вот из стен ака­демии выходит плеяда художников с одинаково «поставленной рукой»… Их картины отличают­ся в основном сюжетами, не всегда пристойны­ми по форме, но весьма возвышенными по теме: обнаженные нимфы, герои, манерные мадонны порой забавляют двусмысленностью, но не тро­гают душу.

Эдип проясняет загадку Сфинкса. Жан-Огюст- Доминик Энгр. Написана в 1808 г., переработана в 1827 г.
Эдип проясняет загадку Сфинкса. Жан-Огюст- Доминик Энгр. Написана в 1808 г., переработана в 1827 г.

Для преодоления негативных сторон акаде­мизма потребовались время и серьезные усилия самих художников. Впереди были романтиче­ские всплески и расчетливая легкость импрес­сионизма, деформации кубистов — чтобы вновь, уже во второй половине XX в., вернуться к лощеной нарядности академизма. И снова техническое мастерство, занятность содержания вплоть до патриотического пафоса и ощу­щение хорошо «сделанной» картины — чего никогда не добиться никакому импрессионисту — обрели популяр­ность. Зритель устал от катарсиса, потянулся к сентимен­тально-поучительным сюжетам, написанным так гладко и тщательно, что и мазка кисти не разглядеть. И приятный розовый, голубоватый, зеленоватый колорит не напрягает усталый и пресытившийся глаз, но тешит его обещанием «правильности» и «эталона». Интерьерные работы тако­го рода будут, пожалуй, популярны всегда. Но подлинно талантливая картина — это не только хорошо сделанная вещь. Для создания шедевра нет рецепта.

Отплытие святой Паолы Римской. Клод Лоррен. После 1642 г.
Отплытие святой Паолы Римской. Клод Лоррен. После 1642 г. .

 

Источник: журнал “Загадки признанных шедевров”. Тараканова М.В.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *