Екатерина Романовна Дашкова – глава двух Академий наук.

Екатерина Дашкова родилась 17марта  1743 года в семье графа Романа Илларионовича Воронцова, её мать Марфа Сурмина умерла, когда Кате было два года. Крёстными маленькой девочки были императрица Елизавета Петровна и её племянник Пётр, будущий Пётр III. Ещё при жизни матери старшие дочери Мария и Елизавета Воронцовы были фрейлинами во дворце, а сыновья Александр и Семён находились на государственной должности и прославились как “стойкие государственные деятели”.

Отец Роман Воронцов отдал младшую дочь Катю брату Михаилу Илларионовичу, великому канцлеру императрицы Елизаветы. Катя воспитывалась вместе с его дочерью Анной, её ровесницей. Воспитанница оказалась способной и в 14 лет уже владела четырьмя языками, её талантами удивлялись и восхищались современники. Но после тяжёлой болезни (корь) она долго находилась в уединении вдали от Петербурга; самообразование, размышления над собой с близкими ей людьми изменили её насмешливый и весёлый живой ум. В 15 лет у неё сложилась личная библиотека из 900 томов, в основном –  французские философы и естествоиспытатели.

К ужасу своих родных она отметала всякие румяна, украшения, игнорировала балы во дворцах, находя их скучными, танцы беспардонными, но при этом не была лишена романтизма. В 15 лет Екатерина влюбилась и в 1758 году вышла замуж за молодого офицера, князя Михаила Дашкова,  дальнего родственника Петра I. Венчание молодых проходило в семейном кругу, и через год, в феврале 1759 года, родилась дочь Анастасия, еще через год сын Михаил, который умер в младенчестве, и затем сын Павел. Екатерина Романовна любила своего мужа, но счастье её длилось недолго и в 21 год она остаётся вдовой с двумя детьми на руках.

С Великой княгиней Екатериной Алексеевной Воронцова впервые встретились, когда была в 15 летнем возрасте. С первой встречи на балу Катя искренне полюбила будущую императрицу. Екатерина Алексеевна, казалось, отвечала такой же привязанностью, они вместе читали, обсуждали многие вопросы, и Екатерина Алексеевна часто подчеркивала ум, эрудицию Дашковой, говоря, что она умирает от скуки, когда её нет, что другая, равная Кате, во всей России едва ли найдется.

В девятнадцать лет Екатерина Дашкова участвует в государственном перевороте. Наряду с Орловыми она стала играть одну из активных ролей в его подготовке. Молодая романтичная Дашкова везде и всюду рассказывала о достоинствах Екатерины Алексеевны, тем самым привлекла в круг заговорщиков массу известных деятелей, таких как Кирилл Разумовский, Панин, Репнин, Волконский и др. В день переворота Измайловский полк пошёл за Екатериной и наследником Павлом; Екатерина Алексеевна, окружённая офицерами и солдатами, подъехала к Казанскому Собору. Архиепископ Новгородский и Великолуцкий Димитрий провозгласил Екатерину императрицей, а Павла – наследником престола. Когда Дашкова с чрезвычайными усилиями пробилась к Екатерине, они бросились друг другу в объятия с криком: “Ну, слава Богу! Слава Богу!”

Первое разочарование ожидало Дашкову, когда она с горечью узнала, что Григорий Орлов был любовником императрицы, и что истинные планы от неё скрывались. Обнаружив фальшь в поведении Екатерины, Дашкова осознала неискренность отношений, и сразу рухнули дружба, совместные мечты. Екатерина II заплатила ей 24 тысячи рублей, наградив Звездой и Екатерининской лентой за особые заслуги, и через некоторое время вместе с мужем Михаилом отправила Дашковых подальше от себя.

Большое разочарование Дашкова испытала, узнав о том, что Пётр III был задушен, Иоанн VI (бывший император) убит, пойманная княжна Тараканова умерла в крепости. Дашкова понимает, что Екатерина тщательно освобождает себя от любых претендентов на престол. Императрица больше не прощает ни смелых высказываний, ни желаний Дашковой участвовать в государственных делах. Только тяжелая болезнь Дашковой после смерти своих любимых старшего сына и мужа (1763 г.) спасла ее от ареста.

Дашкова возвратилась в имение под Москвой. Узнав о том, что Михаил Дашков разорил все их состояние долгами, она погасила их, продав все свои драгоценности, а затем вместе с дочерью Анастасией и младшим сыном Павлом возвратились в разоренное имение Троицкое, которое она своей энергией подняла за пять лет.

В 1769 году Дашкова вместе с детьми уехала за границу под фамилией Михалковой. В бельгийском городе Спа она познакомилась с двумя семьями – Морган и Гамильтон, которые стали друзьями до конца ее жизни. Мэри приедет к ней в Россию и скрасит самые тяжелые годы накануне её смерти. В Лондоне она навестила Оксфордский университет и встретилась с русскими студентами. В библиотеке она обратила внимание на русско-греческий словарь, и у неё появилась мысль о создании русской грамматики и словаря, которую она воплотит в реальность на посту президента Русской Академии наук.

В Париже Дашкова познакомилась с великими философами Дидро и Вольтером, они часто беседовали, Дашкова держалась стойко и с достоинством, она ненавидела деспотизм и любые проявления тирании, ей больше по душе была конституционная монархия. Однажды Дидро коснулся в их разговорах вопроса рабства русских крестьян. Дашкова ответила, что она в своих имениях устроила такое управление, которое ограждает крестьян от ограблений мелкими чиновниками, и что в её имениях постоянно происходит рост благосостояния крепостных.

В 1781 году она познакомилась с выдающимся американским государственным деятелем Бенджамином Франклиным. Их дружба переросла в содружество двух выдающихся людей своих стран.

Только в 1782 году Дашковой было разрешено вернуться в Россию и она “милостиво” была принята императрицей Екатериной II. События 1762 года им показались давней историей, зато слава как первой русской образованной женщины дошла до Петербурга и прагматичная Екатерина II решила ее снова использовать – предложив ей пост директора Петербургской Академии наук. Это был важный шаг, тут нужен был глаз да глаз. А хватка и энергия у “железной леди” были.

Екатерина Дашкова в 1783 году стала первой женщиной в России (за исключением императриц), занявшей высокую государственную должность. Она очутилась в запущенном предыдущими президентами хозяйстве и впряглась в этот воз, тщательно продумывая шаги своей деятельности. Ее огромная энергия, активность, ум и образованность позволили поднять работу Академии. Она возродила академическую жизнь и привела к тем нормам, которые предусматривались создателями Академии.

Работа академиков была освобождена от опеки бюрократического аппарата. Приведено в порядок запущенное хозяйство Академии, научно-просветительская и издательская деятельность. Открываются курсы не только для студентов, но и посторонних слушателей. Успех курсов, на которых на русском языке преподавали Котельников, Озерецкий, Соколов, Севергин и др., был велик. За одиннадцать лет руководства Дашкова упрочила академическое хозяйство, уплатила долги, пополнила библиотеку, улучшила работу типографии, наладила составление карт губерний, организовала экспедиции в различные края.

Была налажена издательская деятельность, опубликованы следующие труды: Полное собрание сочинений М.В. Ломоносова, “Описание земли Камчатки”, “Записки путешественников”, “Академические известия”, “Собеседник любителей русского слова”, Русский словарь и грамматика. Главное достижение Дашковой, создание русского словаря и грамматики, по мнению Пушкина, является “величайшим вкладом в русскую культуру”, по мнению Карамзина, “полный словарь, разработанный коллективом профессоров во главе с Дашковой и изданный Академией, принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивит внимательных иноземцев, зреем не веками, а десятилетиями”.

Дашкова ревниво оберегает достоинство Академии, создана Русская (Московская) Академия, членами которой являются: Румовский, Протасов, Котельников, Фонвизин, Державин, Херасков, Княжнин и др. “За время моего директорствования, – писала Дашкова Екатерине, – из этого учреждения вышло большое число лиц, которые находятся на службе Вашего Императорского Величества, где они приносят пользу Отечеству, поощряются различными званиями”.

Растущее влияние и популярность Дашковой, публикуемые ею в “Собеседнике” статьи, дружба Екатерины Романовны с Бенджамином Франклиным, как с одним из руководителей освободительной войны американских колоний против английского короля, вызывало резкое раздражение Екатерины II, боявшейся за свой трон. В связи с этим в 1794 году Е.Р. Дашкова попрощалась с Академиями и уехала в свое Троицкое, где с болью встретила в 1796 году известие о смерти Екатерины, которую Дашкова в свое время провозгласила Великой. Она вспомнила их дружбу и свою горячую молодость, вдохновение, одержимость и горькое разочарование в Екатерине, которая сразу после коронования на престол постаралась указать молодой увлеченной Дашковой, кто здесь хозяин.

Сразу же после смерти императрицы по распоряжению нового императора Павла Дашкова была выслана в дальнюю бедную деревеньку своего мужа в Новгородской губернии. Губернатор Москвы передал ей приказ Павла: “Подумать в ссылке над тем, что она совершила в 1762 году”. Не сопротивляясь, полубольная Дашкова в 1796 году по приказу императора Павла отправилась в зимние морозы в ссылку коротать дни в крестьянской избе, лишённой удобств.

Через некоторое время Дашкова обратилась к императрице Марии Федоровне с просьбой пощадить больную несчастную женщину. Императрица, пожалев её, обратилась к Павлу I. Первый раз он категорически отказался помиловать Дашкову и только во второй раз, по просьбе уже её сына Павла Михайловича Дашкова, разрешил  в 1798 году поселиться в имении Калужской губернии. Опала Дашковой продолжалась до 1801 года.

Придя к власти, Александр I предложил Дашковой вернуться в Петербург, но она, поблагодарив императора, отказалась, сказав, что “время её ушло, да и здоровье не позволяет”.

Последние годы Дашкова доживала в имении Троицком, куда к ней приехала погостить Мэри Уильмот и прожила в России целых пять лет. Дашкова снова полна энергии, начинает заниматься с Мэри русским и французским языками, ставить спектакли, совершать поездки по религиозным местам Подмосковья, посещать балы в Москве, встречаться со знаменитыми людьми. Мэри удивляют её неутомимость и разнообразие занятий: “Я не только не видывала никогда такого существа, но и не слыхивала о таком, – пишет она своим родным в Ирландию. – Она учит каменщиков класть стены, помогает садовникам делать дорожки, ходит кормить коров. Сочиняет музыку, пишет статьи. Она доктор, аптекарь, фельдшер, кузнец, плотник, судья, законник».

Княгиня Дашкова скончалась 4 января и была погребена в храме Живоначальной Троицы в селе Троицком в Калужской губерни 1810 года. Так завершилась судьба великой русской просветительницы, явившей уникальный случай в мировой практике, когда женщина более десяти лет находилась во главе двух Академий наук (Петербургской и Московской).

В 1992 году был создан Московский гуманитарный институт имени Е.Р.Дашковой, при котором существует Дашковское общество, изучающее наследие выдающегося государственного деятеля XVIII столетия Е.Р.Дашковой. В 1999 году институтом была учреждена Медаль княгини Дашковой “За служение Свободе и Просвещению.

Источник: https://www.agni-age.net/catalog.htm

(“Женщины мира – деятельницы на ниве культуры”, часть 3)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *