Самооправдание. Н.Уранов.

Честность с самим собой является первым, необходимейшим условием самосовершенствования. Даже очень неплохие люди страдают ужасной болезнью — самооправданием. Нелегко признаться в своей слабости и своих ошибках. Не правда ли: гораздо легче поискать оправдывающий мотив, который принесет утешительное самоуспокоение, гораздо легче найти виновников неприятных обстоятельств, нежели честно принять ответственность на себя. Мы очень боимся признать свою слабость, хотя, даже если это сделано ошибочно, все же это будет выгоднее для нас же самих! Одним признанием своей слабости мы становимся сильнее, если это сделано сознательно. Это гораздо лучше самоуверенности, построенной на песке. Если в нас горит несломимая устремленность, если мы решили бороться во что бы то ни стало — такое признание не вызовет нерешительности, но призовет лишь к скорейшему пополнению сил.

Многие качества походят на отрицательные свойства в своем внешнем проявлении. Например: осторожность и трусость, раздражение и возмущение духа, сострадание и жаление, бережливость и скупость — почти каждое качество имеет похожую на него иллюзию, но как различны следствия этих явлений! Но как часто мы забываем о следствиях, оправдывая скупость бережливостью, жаление — состраданием, раздражение — возмущением духа и т. д. Подобного рода самосовершенствование вырождается в гнусное ханжество и изуверство.

Гораздо выгоднее не оправдывать допущенную слабость, но предотвратить ее проявление честным анализом тех побуждений, которые толкают нас к совершению, быть может, внешне прекрасных и необходимых действий, продиктованных самыми отрицательными внутренними мотивами.

Учение говорит: “Мы судим по следствиям”: если следствие хорошо, значит и побуждение было прекрасным, значит и проявлено оно было умело и мудро. Но если следствие было безобразным, не лучше ли тотчас признать свою ошибку, проанализировать ее причину и, найдя подчас очень глубоко и искусно скрытого червя самости, обогатиться опытом и в будущем уже больше не допускать его в рычаги наших действий.

Каждая ошибка помогает обнаружить какую-то слабость, но если эта слабость обнаружена, то потворство ей уже ничем не может быть оправдано. Слабость может быть настолько сильной, что неуспешная борьба с нею породит пессимизм, который приведет в один прекрасный момент к желанию “плыть по течению”. Если мы не допустим этого унылого пессимизма, если временные поражения приведут нас лишь к новым атакам, приведут лишь к укреплению желания победить — то это значит, что мы не слабы, что конечная победа будет за нами. Именно, не поражения, но уныние будет слабостью! Мы очень озабочены, чтобы честность признания не была бы принята за унылую сдачу. Настоящее признание не есть сложение оружия, но лишь укрепление боевого духа.

Если несовершенство окружающих еще как-то может оправдать наше желание скрыть свою слабость от них, то что же может оправдать желание скрыть свою слабость от самого себя? Что же может привести к глупейшему желанию солгать самому себе? Конечно, это все то же губительное самомнение, на чадном огне которого было сожжено столько крыльев, готовых поднять своих носителей к сияющим сферам совершенного мира, к престолам Великих Водителей человечества.

Если на первых же шагах самосовершенствования мы убережемся от лжи самооправдания — наш путь будет прямым и кратким.

12 августа 1941 г.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *