Белорусский конкистадор. Алексей Мартов.

Игнат Домейко – национальный герой Чили.

Уроженец Минской области Игнат Домейко сумел превзойти испанских завоевателей!

Вряд ли уроженец Минской губернии Игнат До­мейко мог предположить, что судьба забросит его в Южную Америку, где он достигнет небы­валых высот. Ведь на момент его рождения, 31 июля 1802 года, родители даже не подозревали о существовании такой страны, как Чили.

И все же Игнат Домейко стал не только геогра­фом, ученым-геологом, путешественником, но и национальным героем Чили, память о котором бережно хранят и спустя столетия…

Свое обучение сын бело­русских шляхтичей Игнат Домейко начал в 1816 году, когда он 14-летним отроком поступил на отделение физи­ки и математики Виленского университета. Несмотря на то, что из всех студентов До­мейко был самым юным, это ничуть не мешало ему пости­гать науки. В 1817 году Игнат защитил степень кандидата философии, а в 1822 году получил мантию магистра философии.

Беспокойный барчук.

Во время учебы, в 1820 году, Домейко вступил в тайную организацию филоматов. Осенью 1823 года филоматы были арестованы.

Приговор суда был мягок: До­мейко предписывалось жить в имении без права выезда и запрещалось поступать на государственную служ­бу. Когда в 1829 году надзор был снят, Игнат вернулся к общественной деятельности.

В 1830 году он участвовал в Польском восстании, направ­ленном на отделение Польши от Российской империи. По­сле поражения бунтовщиков Домейко оказался в Париже, где в 1834 году поступил в Горную школу.

Учебу во Франции Домейко первоначально расцени­вал как очередное самооб­разование. Однако горное дело с каждым годом погло­щало его все больше и боль­ше. Не случайно, когда агент чилийского правительства Шарль Ламбер, занимавший­ся подбором кадров, обра­тился к профессору Высшей горно-металлургической школы де Мине за рекомен­дацией, тот, не раздумывая, порекомендовал ему моло­дого белоруса. Деятельный, предприимчивый, творче­ский – Игнат как раз был подходящим человеком и для преподавания, и для ор­ганизации академического процесса.

Стоит отметить, что на тот момент Чили, только освобо­дившаяся от колониальной зависимости Испании, испы­тывала дефицит интеллек­туальных кадров. Поэтому республиканское правитель­ство приглашало на работу ученых из Европы. Так Игнат Домейко заключил шести­летний контракт на работу с окладом в 1200 долларов в год и 2 марта 1838 года от­плыл из Булони.

Но на побережье Южной Америки он ступил только через три месяца. Еще месяц ушел на то, чтобы проехать 400 километров до города Кокимбо, где и предписы­валось работать белорусу.

Перед ним стояла задача построить учебно-лабора­торный корпус, оборудовать кабинеты и разработать учебные планы. Трудность была еще и в том, что Домей­ко не знал испанского. Одна­ко уже через три месяца он не только объяснялся на языке конкистадоров, но и читал лекции студентам.

Вся жизнь – поход.

Однако преподавание без научной работы для Домейко было невозможно. Со студен­тами белорус предпринимает ряд экспедиций по Чили. В 1839 году он совершает экс­педицию на север страны – в район серебряных копей Аркероса. Обследовав почти 80 километров копей, он собирает обширную коллекцию минералов и приходит к вы­воду, что серебро – не един­ственное богатство рудника. Местная порода содержит амальгаму серебра, в которой присутствует 13-14% ртути.

В 1840 году Домейко от­правился в экспедицию в пустыню Атакама, в местеч­ко Копьяпо. Конечной целью путешествия были медные копи Сан-Хуан и Фрейрина.

На следующий год он пред­принял экспедицию на юг, в окрестности столицы Чили – Сантьяго.

Из Сантьяго белорус от­правился в исследовательскую поездку на серебряные копи Сан-Педро-Ноласко. По возвращении в столицу До­мейко тут же совершил по­ездку на север, до месторож­дения золота Касуто. Далее его путь лежал в Ла-Серену.

Таким образом, за пару ме­сяцев экспедиция не просто прошла 1200 километров, но и собрала обширную кол­лекцию минералов, пород и массу наблюдений о неиз­вестных уголках Чили.

В те годы Чили была настоящей терра инкогнита - неизвестной землей. И любознательному Домейко было где развернуться.
В те годы Чили была настоящей терра инкогнита – неизвестной землей. И любознательному Домейко было где развернуться.

В 1842 году Домейко опять двинулся в путь, на этот раз – в Меридиональные Анды.

Спустя год новая экспеди­ция – горы Копьяпо и сере­бряные рудники Чимберос и Трес-Пунтас. Во время этой поездки Домейко достиг самой северной точки Чили.

За несколько лет ра­боты молодой ученый объездил небольшую, но чрезвычайно растянутую страну вдоль и поперек. В 1843 году правительство Чили открыло Чилийский на­циональный универси­тет, в котором белорус основал факультет фи­зико-математических наук и стал там дека­ном. Казалось бы, на этом можно было бы остановиться. Но Домейко опять собрался в поход.

Достопочтенный дон Игнасио.

В 1844 году Игнат Иппо­литович решил посетить область Аураканию, насе­ленную воинственными пле­менами мапуче (аураканос).

Это были единственные ин­дейцы, которых не покорили испанцы. Еще в XVI веке кон­кистадор Педро Вальдивия, начавший завоевание Чили, решил захватывать мапуче в качестве рабов. Однако они плохо подходили на эту роль.

Как гласила легенда, индеец Лаутаро, плененный испан­цами, сумел сбежать от них и возглавил восстание мапуче.

Лаутаро объяснил осталь­ным, что всадники в латах – не боги, а такие же люди. И хотя Лаутаро был убит, со­противление конкистадорам не прекратилось. И только к концу XVI века, когда испан­цы усилили свой натиск, ма­пуче предпочли перебраться на другую сторону Анд, где их земли стали государством в государстве. Туда-то и со­брался Игнат Ипполитович Домейко.

Индейцы мапуче (аураканос) были единственными, кого не покорили испанцы. А белорусский Колумб нашел общий язык и с ними.
Индейцы мапуче (аураканос) были единственными, кого не покорили испанцы. А белорусский Колумб нашел общий язык и с ними.

В начале 1845 года уче­ный достиг местечка Консеп­сьон – ворот в Арауканию.

Здесь, кроме геолого-мине­ралогических исследований, он обследовал и описал до­лины рек Рио-Буди и Рио-Ку- эле. Однако ценность этой экспедиции была не в гео­логических, а в этнографиче­ских наблюдениях. Поначалу индейцы приняли бледно­лицых с плохо скрываемым недоверием, но постепенно Домейко сумел найти общий язык с вождями племен.

Вернувшись из Араукании, белорус систематизировал свои записи, послужившие ему основой для книги по этнографии Южной Амери­ки. Позднее эта работа стала классикой не только по естствознанию, но и истории и социологии Чили. Книга До­мейко также рекомендовала гуманистическую концепцию улучшения условий жизни арауканцев.

По сути, Игнат Иппо­литович предлагал правительству асси­милировать мапуче путем пропаганды христианских ценно­стей и просвещения.

Впрочем, его книга вызвала и критику. Особенно военных, склонявшихся к уми­ротворению индей­цев силой.

После поездки в Аураканию Домейко совершил еще десят­ки экспедиций. В 1847 году в горах Талька он изучал дей­ствующий вулкан Дескабесадо. В 1848 году белоруса пригласили на серебряные копи Атакамы, где он в каче­стве третейского судьи ми­рил горняков и владельцев рудника. Кроме того, Домей­ко был одним из первых, кто изучал метеориты, падающие на Чили. Ученый организо­вал сеть гидрометеостанций, создал в стране три музея, химическую и горную лабо­ратории, исследовал геоло­гические отложения юрского периода. Он первым описал многие минералы, открыл месторождения меди и золо­та, каменного угля, селитры, основал и сдал в эксплуата­цию серебряные и медные копи, золотые прииски. По­сле того, как он подготовил свой проект реорганизации среднего и высшего образо­вания в Чили, Домейко на­значили третьим по счету ректором Чилийского уни­верситета.

В 1888 году исследователь умер. В день его смерти в Чили объявили националь­ный траур, а сам дон Игнасио был посмертно объявлен на­циональным героем страны.

 

Источник: журнал «Загадки истории» №8  2013г.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *